Коммуникационный дизайн. Базовый курс (Level 0)
Образовательное направление
Коммуникационный дизайн. Базовый курс (Level 0)
Преподаватели направления
Павел Борисовский, Андрей Кулагин, Павел Андреев, Наташа Шендрик
ИНТЕРВЬЮ С ПАВЛОМ БОРИСОВСКИМ
Наша задача — взорвать мозг
Куратор направления «Коммуникационный дизайн. Базовый курс (Level 0 )» Павел Борисовский рассказал о том, как правильно учить начинающих дизайнеров, о разнице между первокурсниками бакалавриата и слушателями дополнительного образования, о проблемах, которые возникают у новичков, и о том, чем рисование красивых картинок отличается от решения дизайн-задачи.
— Вы преподаете у студентов бакалавриата и курируете группу дополнительного образования «Коммуникационный дизайн. Базовый курс (level 0)» — тяжело ли работать с людьми, которые не имеют никаких дизайн-навыков и начинают с чистого листа?
Павел Борисовский:
Школа дизайна существует 4 года и столько же существует программа «Коммуникационный дизайн. Базовый уровень (Level 0)», специально разработанная для того, чтобы за год интенсивной работы снабдить людей дизайн-базой, дать им основные знания, компетенции, инструменты. То есть уже для нескольких поколений дизайнеров она стала отличным стартом в новой профессии. Конечно, заниматься с новичками сложнее, чем с людьми, которые прошли отбор или уже имеют опыт в области дизайна, но мы научились успешно работать с новичками. Наша программа «Коммуникационный дизайн. Базовый уровень (Level 0)» продумана и смоделирована таким образом, что позволяет людям разного возраста мягко войти в новую профессию.
Когда я первый раз показываю новым студентам наше студенческое портфолио – для них это шок, они искренне удивляются: «Неужели мы так сможем уже в течение этого года?». Я им уверенно говорю, что смогут, и через какое-то время они понимают, что это действительно возможно.

— Как построена программа для начинающих?
Павел Борисовский:
Сначала я рассказываю всем студентам, что дизайн — это совершенно четкая система, которую не всегда можно проследить в каждом задании, но постепенно в голове появляется понимание, что все задания связаны между собой и укладываются в структурированную систему.
В течение первого года мы не только работаем в компьютерных классах, но и занимаемся в мастерских — осваиваем различные техники, делаем упражнения на композицию. А параллельно с освоением инструментария студенты с первого занятия начинают работу над проектами — в итоге, за год они успевают сделать четыре полноценных проекта. Если мы говорим про дополнительное образование, то их базовый курс построен по такому принципу, что в течении года они должны попробовать все. Конечно, год — это немного времени, но опыт показывает, что большинство людей делает это блестяще.
Есть специфика профессии: дизайнер думает всю жизнь, главное — завести механизмы, которые позволяют ему думать в правильном направлении. И заводятся они как раз на первом году обучения. Сейчас я смотрю на своих выпускников, закончивших курсы дополнительного образования — после года они делают блестящие работы, побеждают на профессиональных конкурсах. Существуют креативные техники, и задача Школы и кураторов — взорвать мозг. Самое главное, что я хочу от студентов, — чтобы они поняли, чем занимаются. Это далеко не в первый день происходит — у многих после полугода в голове что-то начинает срастаться, и они уже не просто ставят красивые элементы в пустые части листа, а начинают понимать что и для каких целей делают. За счет того, что за год они пробуют очень разные вещи, то в какой-то момент становится понятно, кто к чему тяготеет: кому-то ближе типографика, кому-то — айдентика, кто-то увлекается многостраничками. Внутри профессии «дизайнер» около 12-13 разных профессий — кому-то что-то легче дается, или даже по темпераменту ближе оказывается. И все это в первый год можно проследить.
Самое смешное, как начинающие студенты постоянно — практически на каждом занятии задают вопрос «а так можно или нельзя?». Мы с ними договариваемся, что есть правила, но они касаются скорее технических возможностей и навыков, а не креатива, потому что в креативе можно все.

есть правила, но они касаются скорее технических возможностей и навыков, а не креатива, потому что в креативе можно все
— Есть ли разница между первокурсниками бакалавриата, которые приходят учиться после школы, и слушателями дополнительного образования, для которых дизайн — уже не первая профессия?
Павел Борисовский:
Конечно, есть. Во-первых, это разные возрастные категории: на дополнительное образование приходят люди постарше. Это очень важно, потому что они думают и рассуждают, как взрослые люди, и они точно знают, зачем пришли в Школу дизайна — у них гораздо больше мотивации, чем у молодых людей, только что закончивших школу. Все, что касается анализа, визуального исследования, они делают гораздо более вдумчиво, чем первокурсники бакалавриата.
То есть основное отличие — это общая взрослость, но у этого есть и свои недостатки. У взрослых уже есть свои устоявшиеся вкусы и представления. Многие, например, приходят из бизнеса, и для них дизайн — это годовой отчет. У них установка — они пришли «делать дизайн». Для них дизайн — это то, что они каждый день видят вокруг себя: визиточки, открыточки. На дополнительное образование приходят люди работающие, поэтому не факт, что они вовремя сделают домашнее задание, но это, на самом деле, не так важно. Основная проблема — это взрослая косность: у взрослых слушателей сложнее идут креативные задания, немножко по-другому работает мозг.
При этом для них очень важно самовыражение — возможно, даже важнее, чем для подростков. И когда они получают этот новый язык — когда, например, вдруг делают фан-зин на интересующую их тему — это вызывает вау-эффект. Оказывается, что есть классная возможность рассказать о себе, своих эмоциях, интересах и увлечениях. Важный положительный момент — взрослые умеют говорить, не стесняются задавать вопросы, вытащат всю информацию, которая им нужна. У нашего коллеги Володи Семенкова (преподаватель технологий дизайна в Школе дизайна) есть знакомый цветокорректор-итальянец, который говорит: «Знания надо украсть». То есть нужно не спать на лекции, а взять от преподавателя все, что только можно — и вот они это могут. Плюс, если у них получается качественный продукт, то они обязательно правильно пропиарят себя — засунут на правильные сайты, покажут, кому надо. Так что можно уверенно говорить, что за год можно овладеть базовыми дизайн-компетенциями. По моим наблюдениям, из группы в примерно 15 человек пятеро стабильно становятся классными профессиональными дизайнерами. И это очень хорошая статистика.

— Как начинали карьеру вы сами?
Павел Борисовский:
У меня отец художник, два года я отходил в «художку», после чего поступил в училище пятого года — это потрясающее место, где люди 24 часа в сутки занимались искусством, чувствовали себя художниками, а в итоге закончил «Полиграф» (сейчас — «Московский политехнический университет»). Для меня была полная безальтернативность: мне казалось, что я — художник, и это карма такая.
Поэтому, если говорить о дополнительном образовании, то меня страшно удивляет, что сейчас человек может в любой момент полностью поменять свою жизнь: сначала отучиться на бухгалтера, а потом за год получить дополнительное дизайн-образование и сменить профессию, работу, круг интересов.У людей нашего поколения такой возможности не было. Я уже очень долго занимаюсь дизайном, и у меня, конечно, было совсем другое — более консервативное образование: разница примерно как семь лет учиться в мединституте или сразу идти резать людей. Однако когда мы начинали Школу дизайна, то поняли, что академическое образование сейчас уже не так актуально. Оказалось, например, что совсем необязательно уметь рисовать. Ведь успех или неуспех практически всех работ строится на композиции — надо уметь компоновать. Кто-то может этому научиться, а кто-то умеет от природы.


— Дизайн — это в первую очередь трудолюбие и постоянная работа или талант?
Павел Борисовский:
Конечно, есть люди, которым совсем не дается. Это не столько недостаток таланта, сколько неспособность открыть в себе новое. В основном, это упертые, убежденные люди, которые привыкли жить по-своему и не могут поменяться. Такие Вообще, самое главное — не куратор, а коллега, сокурсник, человек, который сидит рядом с тобой и делает что-то по-другому. Ты часто не не помнишь, что говорил преподаватели в университете, но вот если кто-то из друзей сделал невероятно крутой проект, то на всю жизнь запомнишь. Поэтому учатся не только у своих кураторов, но и у своих друзей, так что многое в группе зависит от талантливых людей.


ИНТЕРВЬЮ С АНДРЕЕМ КУЛАГИНЫМ
Если человек хочет научиться дизайну — он научится, а если не хочет — то его научить невозможно
Преподаватель направления «Коммуникационный дизайн. Базовый курс (Level 0)» Андрей Кулагин — о процессе обучения в Школе дизайна, об индивидуальном подходе к каждому студенту и о таланте делать новое.
— Вы работаете с людьми, которые не имеют никаких дизайн-навыков. В чем специфика?
Андрей Кулагин:
Конечно, проще работать с подготовленными людьми, потому что с ними можно делать упор на обучение арт-директорским компетенциям, а не начинать с нуля, когда больших усилий стоит добиться, чтобы сделали «точку-точку-два крючочка». Но начинается обучение с базовых навыков, со знакомства с дизайном, а дизайн состоит в основном из решения чьих-то задач. Если человек приходит к нам просто картинки рисовать, то это не совсем дизайн — дизайнер должен понимать, зачем он рисует эти картинки, и в зависимости от этого выбирать стилистику, цвета и прочее.
— Что главное для начинающих дизайнеров?
Андрей Кулагин:
Сначала нужно научиться мыслить, потому что от этого многое зависит: если правильно понял задачу, то ты найдешь правильно решение, а если задачу не совсем точно себе представил, то и решения бывают неадекватными.
В бакалавриате этому научить немного сложнее: дети приходят после школы, и у них в голове меньше информации. И чтобы успешно самостоятельно работать, должны дополучить не только образовательные, но и жизненные навыки — больше знать больше во всех областях, быть всесторонне образованным: и в литературоведении, и в искусствоведении, и в экономике, и в истории, а не только конкретно разбираться в композиционных или шрифтовых решениях. Поэтому в программу включены не только дизайнерские дисциплины, но и история искусств, а также общеуниверситетские майноры по разным предметам. Чем больше знаешь — тем проще работать с проектами.
Со слушателями дополнительного образования в этом плане проще — для них дизайн — это второе высшее образование: они уже где-то работают, у них есть опыт, с ними легче говорить и объяснять задачи. Поэтому у слушателей дополнительного образования работы бывают точнее, а у студентов бакалавриата — зачастую интереснее с точки зрения новизны.

— Если говорить о дополнительном образовании, то реально ли за год освоить профессию?
Андрей Кулагин:
Вполне реально получить азы профессии и даже пойти самостоятельно работать.
На самом деле, за год они учатся созданию айдентики, композиционным основам, основам брендинга, типографике, делают «многостраничник», изучают модульные сетки, занимаются 3D и анимацией, веб-дизайном. То есть к концу года они четко знают, что конкретно им нужно для решения внешних задач.
Конечно, нужен опыт — необходимо поработать с реальными проектами, чтобы легко ориентироваться в задачах и инструментах, чтобы базис превратить в устойчивые знания и умения. Как раз поэтому в Школе дизайна мы стараемся создать условия, приближенные к профессии: вся работа строится на проектной деятельности — как будто ты уже работаешь где-то и получаешь конкретный заказ. Так что даже после одного года легко начать самостоятельно работать, потому что тебя научили, как взять работу, с чего начать, как сделать эскизы, как подбирать шрифт, как выбирать окончательные решения. То есть еще во время обучения наши студенты проходят все те же фазы, что и при работе с реальным заказчиком.
Сегодня можно сказать, что академическое образование старого формата, когда первый год обучения был посвящен исключительно пропедевтике, в современное мире, где все постоянно ускоряется, уже очень устарело.

чтобы получить хорошую, качественную, профессиональную вещь — можно просто научиться ремеслу, но чтобы работа стала гениальной, надо все забыть, все сломать и сделать по-своему
— Есть ли разница между первокурсниками бакалавриата и слушателями ДПО «Коммуникационный дизайн. Базовый курс»?
Андрей Кулагин:
В основном, разница в бэкграунде: обладая большим кругозором, взрослым слушателям легче анализировать, собирать материал, понять, для чего они работают. При этом, у них есть некоторая зашоренность, но с этим нужно работать, и тут игровой момент играет большую роль. Помимо конкретной проектной программы, зачастую все равно нужно объяснять темы в игровой форме, должны быть забавные упражнения, которые работают на окончательный результат — на получение знаний, а выглядят как шуточки.
Процесс обучения на первом курсе бакалавриата и на программе дополнительного образования схож, но нюансы всегда есть в зависимости от состава группы. Принципиально все реперные точки одни и те же, а как к ним подходить — дело куратора, он сам видит, что нужнее и полезнее какой группе.


— Какие основные проблемы возникают у новичков? Как вы с ними справляетесь?
Андрей Кулагин:
В основном, их собственные страхи, что у них ничего не получится — это сама главная проблема со слушателями дополнительного образования. Для них дизайн — это совсем новая сфера, они боятся показаться дураками. Первокурсники бакалавриата в этом отношении более раскованы — они знают, что ничего не знают. А взрослый человек с уже накопленным набором знаний иногда входит в ступор, думает «кажется, глупость какая-то получилось — наверное, лучше вообще никому не показывать». Их надо расшевелить, чтобы они почувствовали, что это нестрашно, и что у них все получится, надо найти форму, при которой они бы поняли, что если они чего-то не знают или не умеют, это иногда даже хорошо, потому что проще научить с нуля, чем переучивать.


— Как начинали карьеру вы сами?
Андрей Кулагин:
Дизайнерское — это мое третье образование после инженерного и комсомольского, и я стал учиться уже после того, как начал работать дизайнером. Надо сказать, что инженерное образование очень помогло мне развить умения собирать материал, структурировать его, анализировать и делать правильные выводы.
Меня взяли инженером-конструктором во Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики, там я познакомился с Сергеем Серовым и сразу стал делать графический дизайн: логотипы и упаковку к различным бытовым приборам — СВЧ-печи «Электроника-24», магнитофон «Астра-111» итд. Потом это начало развиваться вплоть до того, что в 1990ом году у института был заказ на разработку фирменного стиля первого президента СССР — правда, до ума довести не успели, потому что начался 1991 год.



— Дизайн — это в первую очередь трудолюбие и постоянная работа или талант?
Андрей Кулагин:
Одно без другого не бывает. С помощью трудолюбия можно добиться хорошего среднего уровня — это ремесло, это отличный результат, с ним всю жизнь можно успешно проработать и постоянно получать заказы. Но если посмотреть на ведущих дизайнеров — каждый из них делает продукт, который выбивается из общей массы. Для того, чтобы получить хорошую, качественную, профессиональную вещь, можно просто научиться ремеслу, но чтобы работа стала гениальной, надо все забыть, все сломать и сделать по-своему. Это и есть талант.
Талантливого студента всегда видно. Но интересно и когда человек приходит на первое занятие и думаешь «как вообще его можно чему-то научить?!», а к четвертому модулю видишь такой сказочный прогресс, что не верится, что это тот же самый человек. Поэтому к каждому надо подходить индивидуально: одному надо что-то сказать правильное, другого — нагрузить побольше, третьему — наоборот, дать вздохнуть свободно.
Единственный критерий успеха на любом уровне обучения — желание самого студента или слушателя: если человек хочет, он научится, а если не хочет, то его научить невозможно.




Новости Школы дизайна
У нас много новостей, но вам мы будем присылать только самые интересные. Еженедельно.
Made on
Tilda