%d0%92%d0%b5%d1%81%d0%b5%d0%bb%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9 %d1%81%d0%b0%d0%b9%d1%82

В Школе дизайна открывается новый профиль магистратуры «Печатная графика» под кураторством руководителя лабораториии экспериментальной печати ПиранезиLAB Алексеем Веселовским. Профиль рассчитан на слушателей, которые хотят получить расширенные знания в области художественной печати: художников, иллюстраторов, графических дизайнеров, которые уже определились в своих задачах и хотят восполнить недостаток профессиональных приемов и навыков в различных техниках печатной графики.

В интервью Алексей Веселовский рассказал о том, как будет построено обучение в новой магистратуре, что такое «магия оттиска» и зачем практикующим дизайнерам и художникам заниматься печатной графикой.

— Как будет выстроено обучение в магистратуре?

Алексей Веселовский: Первый год обучения на магистерском профиле «Печатная графика» — это интенсивный набор информации, знаний, методик и превращение их в практические навыки. Мы будем заниматься различными техниками ручной печатной графики, проводить теоретические занятия и семинары по технологиям полиграфического производства, проанализируем и научимся использовать нужные нам цифровые процессы в печати. Кроме того, каждый студент обязательно попробует себя в работе со всеми видами печати: высокой (линогравюра, гравюра на картоне и пластике), глубокой (офорт, гравюра, интаглио), плоской (литография), трафаретной (шелкография ), цифровой (тонерная и струйная печати, ризография). Смысл в том, что изучение технологий проходит в процессе проектной работы: технологии подвязаны к художественным решениям. Таким образом, за один год магистры сделают несколько полноценных проектов: открытки, мини-книги (зины), постеры, и, конечно, графические серии из нескольких листов. Такой подход позволяет не только освоить конкретные технологии, но и понять, как они применяются в современном искусстве и дизайне.

— А второй — дипломный курс?

Алексей Веселовский: Второй год заточен на то, чтобы студенты начали рассматривать печатную графику не как способ тиражирования и репродуцирования, а как медиум для художника, как творческую среду и инструментарий, которыми современный художник должен уметь пользоваться. Специфика нашей профессии состоит в том, что существует процесс получения кайфа и удовольствия от работы — ощущение так называемой «магии оттиска». Но если рассматривать полученные знания и навыки как инвестицию в профессиональный рост, то надо очень четко понимать, что нужно делать дальше и как с помощью этих знаний зарабатывать деньги. На занятиях студенты будут готовить свой итоговый проект в выбранной технике и в рамках заданной темы. Мы исходим из того, что у нас учатся взрослые люди, у каждого из которых есть собственное видение целей и ожидание конкретных результатов, поэтому с каждым студентом мы будем отдельно обсуждать дипломную тему и искать решения. И хотя тема зависит от внутренних устремлений магистра, есть одно обязательное условия работы — диплом должен стать профессиональным проектом выставочного уровня, который можно без зазрения совести послать на любой международный конкурс или биеннале. Во всех своих проектах мы будет равняться на мировой уровень.

— На кого рассчитан новый профиль магистратуры?

Алексей Веселовский: Магистратура «Печатная графика» — это апгрейд дизайнерского или художественного бакалавриата, то есть мы ждем людей, которые уже попробовали себя в дизайне или искусстве и ищут новые профессиональные инструменты и ощущения. Соответственно в качестве вступительных испытаний мы не только проводим собеседование с абитуриентами, но и просим предоставить портфолио своих работ.

Программа будет интересна иллюстраторам, которые ищут для себя дополнительные средства выражения, художникам, которые серьезно занимаются искусством и нуждаются в новых медиумах для работы, дизайнерам в поиске средств для расширения сознания и профессионального кругозора. Кажется, что классические офорт или литография — достаточно медитативные и традиционные занятия, но как только они соединяются с современными цифровыми средствами, то получается задорно. Во всем мире печатная графика — необходимый компонент для существования успешного художника. Художники прекрасно понимают возможности и плюсы тиражной графики: ведь не все инсталляции можно продать или сделать достоянием общественности, но есть возможность сделать авторский принт-документацию той же инсталляции или перформанса, который будет жить уже своей жизнью.

— А насколько и почему печатная графика интересна дизайнерам?

Алексей Веселовский: Если говорить о дизайнерах, то это достаточно обычная история: когда дизайнер начинает активно практиковать, то многие со временем профессионально выгорают — лишь единицы умудряются работать стабильно и эффективно на протяжении долгого времени. Дизайнеры периодически работают в нетворческой ситуации, когда границы проектов очень жестко очерчены. В этом случае печатная графика является источником новых мыслей, идей, вдохновения — творческой практикой, которая дает полет для фантазии. Если заниматься исключительно коммерческим дизайном, то через 5-7 лет едет крыша, у многих появляется неуверенность в своих силах, ощущается творческий застой. А такой инструмент арт-практики, как печатная графика, очень полезен и позволяет не только творчески реализоваться, но и обогатить свой профессиональный инструментарий. Многие великие дизайнеры являются блестящими художниками-графиками. Например, Карел Мартенс до сих пор регулярно приходит в печатную мастерскую, где печатает свою графику и работает с ручной типографикой. Эти упражнения стали частью его личного стиля.

— Кем станут выпускники магистратуры?

Алексей Веселовский: В первую очередь, мы готовим художников-принтмейкеров, мастеров-печатников, руководителей печатных студий. Системного образования для людей, которые хотят одновременно разбираться в том, что такое шелкография и в том, как делается офорт, как формируется аналоговое фотоизображение и как, например, подготовить цифровой диапозитив, в нашей стране пока просто не существует. Универсального подхода к этим знаниям и компетенциям нет. Мы постараемся восполнить этот пробел. Конечно, часть студентов захочет использовать полученные знания для решения своих творческих задач, но кто-то захочет сделать из них бизнес. Сейчас для этого подходящая ситуация — есть запрос на руководителей печатных студий. Существуют культурные институции, которые готовы выделить помещение, поставить офортный станок или ризограф и организовать вокруг этого процесс. Конечно, нужны будут специалисты.

— Вы руководите успешной лабораторией экспериментальной печати ПиранезиLAB. Как вы начинали свою карьеру?

Алексей Веселовский: Я закончил отделение промграфики в Московском художественном училище памяти 1905 года и стал дизайнером, но мне мечталось быть художником-графиком, и после училища я поступил в Суриковский институт на факультет графики, где попал в мастерскую плаката. В начале 90-х я успел поучиться в Америке, в совершенно уникальной литографской студии и образовательном центре Tamarind institute. А Суриковский закончил уже после возвращения. В 90-ые и начало 2000-х я плотно занимался графическим дизайном, организовал собственную дизайн-студию, много занимался оформлением музыкальной продукции и мероприятий, работал с крупными международными и отечественными компаниями и брендами. Дизайн-студия переросла в производственно-полиграфическую фирму. В 2000 году я создал типографию «24print» и на протяжении многих лет руководил этой компанией, издательством и дизайн-студией.

Все эти годы я продолжал делать графические проекты и участвовать в выставках как художник. Несколько лет назад я продал типографию, занялся преподаванием и основал печатную лабораторию ПиранезиLAB. Сейчас активно развиваю ее в качестве художника, менеджера и руководителя. В какой-то момент мне стало интересно организовать профессиональное место по образу и подобию аналогичных американских печатных мастерских, в которых мне довелось поработать. Лаборатория печати предоставляют художникам средства для работы — самостоятельной или при поддержке печатника. Мы занимаемся издательским процессом, взаимодействуя с художниками, музеями, галереями и культурными центрами. Пока я доволен результатом — по крайней мере, не знаю ни одной мастерской в России, которая могла бы сравниться с ПиранезиLAB по качеству и разнообразию печатного оборудования и набору услуг, доступных для художников и собранных в одном месте. Хотя мы считаем, что ПиранезиLAB — уникальная структура, но на пятнадцатимиллионный мегаполис этого критически мало. Таких мест должно быть гораздо больше. Для примера, в Швеции в округе Стокгольма работает больше 60 печатных студий. Так что простора для приложения сил нашим магистрам по окончании курса будет предостаточно.

Если вы хотите узнать больше о новом магистерском профиле «Печатная графика» — записывайтесь на консультации Школы дизайна на странице профиля.