%d0%9a%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%b5%d0%b5%d0%b2 %d0%b8%d0%bd%d1%82 %d1%81%d0%b0%d0%b9%d1%82

Куратор магистерского профиля Школы дизайна «Искусство книги» Евгений Корнеев — о важности типографики и исследовательском характере обучения.

— Ваша магистерская программа «Искусство книги» посвящена книжному дизайну. Это больше про искусство или про дизайн?

Евгений Корнеев: Про дизайн. Дизайн книги — одно из направлений графического дизайна. Можно и поэтично выразиться: про искусство создавать книги. Процесс создания книги — это не только работа по её оформлению, но и работа по выбору темы, определению структуры, формированию контента и так далее. В этих процессах возможно и полезно участие дизайнера. Наши выпускники будут к этому готовы.

— Мы больше не увидим тех красот, которыми славилось книгоиздание, скажем, начала ХХ века?

Евгений Корнеев: В начале ХХ века родилось новое искусство, авангард, которое нашло отражение и в книгах. В будущем возникнут новые красоты...

— Какие?

Евгений Корнеев: Например, некоторое время назад я начал думать о меняющейся книге. Сейчас это стало общим трендом и философией. В бытовом окружении человека появляется множество продуктов способных подстраиваться, трансформироваться.
Раньше много усилий затрачивалось на то, чтобы сделать книгу стабильным информационным каналом. Дизайнерская выучка ограничивалась модульной сеткой, стандартизацией, чистотой, редукцией. Подход оправдывался необходимостью перевода всего на ограниченный язык печатной машины. Дизайнеры искали и находили красоту в стандартизации. Когда книга являлась основным источником информации, у нее было много обязанностей и мало прав. Сейчас ситуация меняется. Хочется, чтобы книга более точно выражала собственное содержание, а не была универсальной.

— Но все это делается ради гармонии?

Евгений Корнеев: О пропорциях думать настолько же важно, как и уметь достигать гармонии. Но гармония — одна из красок, не единственная цель. Мне нравится контраст, напряжение, порой деконструкция. Без напряжения нет композиции, нет композиции — нет дизайна.

— Вы согласны с тем, что дизайнер книги должен быть одновременно и редактором?

Евгений Корнеев: Совсем недавно казалось, что такое невозможно. Но лед тронулся! Приходят представители заказчика и между собой решают: «Дайте это дизайнеру, он все сам придумает!». Пока это редкий случай, но в принципе составители книги стали воспринимать дизайнера уже как партнера, а не только исполнителя. Хотя вовсе необязательно, чтобы так происходило каждый раз. Какие-то книги должны рождаться внутри редакции, другие — в голове того человека, который их сочинил, некоторые издания могут быть плодом коллективной работы, а какие-то — одного единственного дизайнера. Главное, чтобы это приносило результат.

— А как добиться успеха?

Евгений Корнеев: Есть объективные вещи. Нельзя сделать хорошую книгу, имея в основе плохой и неинтересный материал. Как бы хорошо ты его ни оформил, книга не получится. Лучше и не браться за такую работу, не тратить порох понапрасну.
Успешные проекты получаются тогда, когда их придумывают умные, талантливые люди. Свежий пример: книга Игоря Гуровича «200 ударов в минуту», недавно получившая бронзовую медаль книжного конкурса в Лейпциге. Каталог одноименной выставки — результат коллективной работы. Он прекрасно придуман тематически и концептуально. Его дизайн связан и вырастает из темы и дизайна самой экспозиции. Прекрасный выбор экспонатов, текстов, отличная работа фотографа и дизайнера. Книга с самого начала создавалась обречённой на успех, против чего не смогли устоять члены жюри. Считаю, что «200 ударов в минуту» и первого места заслуживала.

— Вас не смущает, что получение информации ныне идет более простым способом — через аудио и видеоформаты, но не через книгу? Это временное явление или тренд?

Евгений Корнеев: Ясно, что аудитория книги уменьшается, зато становится более качественной. Можно уверенно сказать, что человек делающий сегодня выбор в пользу бумажной книги — библиофил. Меня это радует, это особая статья, для такой аудитории интересно работать. Книга отвечает на вызов, обретая новые визуальные и вещественные качества. На глазах, извините за каламбур, улучшается типографика, позволяет наслаждаться чтением. Критерии качества набора так вырастают, что многие книги советского и перестроечного времени скоро уже не захочется взять в руки — они потребуют замены. Недавно сын-историк меня порадовал, сказав, что с экрана хуже запоминает текст, поэтому ему нужно бумажное издание. Я тогда подумал: вот еще один аргумент в пользу книги.

— Вернемся к вашим подопечным в Школе дизайна. Зачем они приходят в магистратуру «Искусство книги»?

Евгений Корнеев: Часть студентов знали, чего хотели: эти люди конкретно пришли учиться оформлять книги. А кто-то пришел попробовать себя в этом деле, и, как я понимаю, не все после нашего обучения продолжат работать с книгой. Что тоже результат.
При наборе нового курса, мне хочется поднять входной порог, чтобы в магистратуру попали более подготовленные, мотивированные люди. Желательно — настоящие фанаты книги. Хочется начать решать более сложные задачи — вместе развивать профессию. Буду стараться рекрутировать будущих магистров в результате собеседований, личных встреч, которые начну проводить регулярно в Вышке, а также во время мастер-классов.

Как будут проходить занятия в магистратуре?

Евгений Корнеев: В какой-то степени это зависит от состава группы, потому что я собираюсь учитывать мнение магистров при составлении программы. Программа может быть ориентирована на получение профессиональных навыков или иметь исследовательский характер. В любом случае, в программе будет и то, и другое, но соотношение будет зависеть от общего решения. В начале первого года обучения мы займемся заданиями, в ходе которых выясним квалификацию студентов, прокачаем техническую подготовку, познакомимся с устройством книги. Параллельно студенты пройдут углублённую подготовку по работе с издательскими пакетами и прослушают курс по истории шрифта. Завершится учебный год заданием, в котором будет уделено внимание редакционной подготовке издания. На втором курсе короткий модуль будет посвящён конструкции книги, после чего магистры перейдут к подготовке дипломного проекта. Работа над дипломным проектом начнётся с визуального исследования по теме диплома. Итогом работы станет собственная книга.

Насколько востребована сегодня профессия книжного дизайнера?

Евгений Корнеев: Книжные дизайнеры не сидят без работы — все мои коллеги и товарищи загружены работой, даже встретиться некогда. Наиболее популярные направления: экономные книги для чтения, в основном серийные, они конкурируют с гаджетами. Книги по искусству, истории, архитектуре, а также каталоги выставок, которые сменяют друг друга непрерывно.

Какими качествами должен обладать хороший дизайнер книг?

Евгений Корнеев: Дизайнеру книги необходима элементарная техническая выучка. Это умение обращаться со шрифтом, форматом, полосой набора, буквами, сеткой, программой верстки. Профессионал также должен быть хорошо осведомлен обо всем, что происходит в современном книжном бизнесе — как в дизайне, так и издательском деле вообще. Книжный дизайнер должен хорошо знать технологию печати и работу типографии. Дизайнер книги должен быть культурным человеком. Поэтому изучение истории искусств и истории дизайна — совсем не лишнее в нашей программе. Несомненно, он должен представлять работу редакции, обязанности остальных специалистов — это значительно упростит его интеграцию.
Но самое главное качество книжного дизайнера, как, впрочем, дизайнера вообще, — отличное владение графикой и типографикой. Графика — искусство, которое находит путь к сердцу человека без каких-либо посредников. Просто испытываешь наслаждение от увиденного. Типографика — главное умение и искусство в книге, ее основа.
На мой взгляд, обучение искусству книги надо начинать с мощной пропедевтики. Так устроена швейцарская школа. Такой подход приносит плоды: на фоне остальных стран книжные дизайнеры из Швейцарии сильно выделяются в лучшую сторону. Они отодвинули на второй план экстравагантных голландцев, которые правили балом в 1990-х — начале 2000-х годов, оставили позади немцев, которые обмякли под воздействием попсы. Швейцарцы ослепительно сверкают благодаря своей школе. Нам надо брать с них пример.

Узнать подробности о магистерском профиле «Искусство книги» и записаться на консультации с Евгением Корнеевым

Прием документов для поступления на магистерскую программу начнется 20 июня.