Вадим Булгаков: «Восстания машин ждать пока не стоит»

Сегодня было объявлено, что словом года по версии словаря английского языка Collins стало AI — аббревиатура, обозначающая искусственный интеллект. По сообщению Collins, употребление этого слова по сравнению с 2022 годом выросло аж в четыре раза. Воспользовавшись этим поводом, мы поговорили с Вадимом Булгаковым — руководителем «Лаборатории искусственного интеллекта», одного из самых перспективных проектных юнитов Школы дизайна НИУ ВШЭ.

В интервью для DESIGN.HSE Вадим рассказал об использовании искусственного интеллекта в креативных индустриях, о преимуществах, соблазнах и опасностях, которые привнесли в мир людей нейросети, и о том, почему нам не стоит ждать восстания машин (как минимум, в ближайшее время).

Преподаватель Школы дизайна НИУ ВШЭ, руководитель юнита «Лаборатория искусственного интеллекта». Дизайнер, арт-директор, диджитал-продюсер. Руководил проектами и развивал продукт от бета-версии до выпуска в Lapka, Baselance, Papaton Kids, CardPlace.

Вадим, чем занимается «Лаборатория искусственного интеллекта», которой вы руководите?

Прежде всего — вопросами прикладного применения искусственного интеллекта (далее — ИИ) в креативных индустриях. Поскольку у нас работает много людей с очень высоким уровнем экспертизы в области дизайна, иллюстрации и так далее, ИИ можно применять для рабочих процессов — если есть запрос их усовершенствовать. Очевидно, что такое применение ломает производственные цепочки: раньше какие-то процессы занимали очень много времени, теперь — радикально меньше. Скажем, объём иллюстраций, который делался в течение года, с помощью ИИ создаётся за несколько минут. В конечном итоге, всё в этой связи сильно меняется, не только непосредственное производство контента, но и его экономическая, бизнес-составляющая. Кому-то надо этим заниматься — вот мы и занимаемся.

Несмотря на то, что словосочетание «искусственный интеллект» на слуху последние лет 25, всё равно никто толком не понимает, что это такое. Нейросеть и ИИ — это одно и то же?

Не совсем. Нейросеть — это технология, созданная на базе математической формулы, причём достаточно старой. Как только появились необходимые вычислительные мощности, появилась и возможность эту технологию реализовать. До этого тоже можно было, но очень долго и потому бессмысленно. Что же касается искусственного интеллекта, то, в принципе, сам этот термин — немного журналистский. Всякий раз актуальную технологию норовят обозвать «искусственным интеллектом».

От искусственного интеллекта, каким его описывала научная фантастика, мы ещё очень далеки. А вот если говорить об устройстве, имитирующем работу нейронов в человеческом мозге — да, нейросеть работает сходным образом.

Вадим Булгаков

В эпоху расцвета научной фантастики ИИ обозначал некий механизм, имитирующий работу человеческого мозга. Сейчас, как я понимаю, за термином кроется нечто иное. Что?

От искусственного интеллекта, каким его описывала научная фантастика, мы ещё очень далеки. Если говорить об устройстве, имитирующем работу нейронов в человеческом мозге — да, нейросеть работает сходным образом. Но по объёму операций мы пока и близко не подошли к мозгу, хотя механизм его работы очевиден. А если размышлять в спекулятивном контексте — создали мы искусственный разум или нет? — то это вопрос веры: можно верить и в то, что создали, и в то, что не создали. И оба ответа будут верными.

Как так?!

С точки зрения биологии — ничего не создали, а что до остального... Почему человека пугает ChatGPT? Потому что у нас, как у популяции, есть некий опыт общения с другими людьми в чате. И когда ты общаешься в чате с машиной, не чувствуя особой разницы, то, по сути, сам решаешь, живое оно или неживое. В этом вся хитрость. Тот, кто более впечатлителен и более склонен к, скажем так, мистическому мышлению, может расценить поведение ИИ в чате как проявление чего-то живого. Потому что оно похоже на что-то живое.

Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий искусственный интеллект (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий искусственный интеллект (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий искусственный интеллект аудитории (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий искусственный интеллект аудитории (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий аудитории деревянную машину (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий аудитории деревянную машину (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий искусственный интеллект аудитории (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий искусственный интеллект аудитории (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Группа людей, сгрудившаяся ночью вокруг горящего человека (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Группа людей, сгрудившаяся ночью вокруг горящего человека (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий искусственный интеллект аудитории (Midjourney v5.2)
Вадим Булгаков. Человек, демонстрирующий искусственный интеллект аудитории (Midjourney v5.2)

С другой стороны, у популяции есть опыт общения с умными колонками типа «Алисы» или «Маруси». Почему-то здесь у людей нет страха...

Они недостаточно умные. Колонки, а не люди. В свое время и эппловскую Siri называли ИИ... На современном уровне это вообще ерунда, та же «Алиса» намного продвинутее. Но тут дело в том, что они пока еще не настолько очеловечены, чтобы это пугало. То есть на уровне устного общения мы подсознательно чувствуем разницу, понимаем, что это машина, и нам от этого спокойнее. Те, кто занимается разработкой голосовых чатов, специально делают так, чтобы это отличалось от живого человека. А на уровне текста разницу почувствовать не получается! Нет интонационных моментов, пауз... И мы не видим разницы между человеком и машиной. Это и пугает.

При этом физически мы имеем дело всего лишь с неким комплексом программного обеспечения, работающим на определённой вычислительной мощности. Это просто программный код, который делает что-либо. Если говорить про технологию GPT, на которой построено большинство актуальных чатов, то это очень старая технология; она использовалась ещё для мобильной связи — помните систему набора текста T9? У неё на уровне концепции очень простой алгоритм (хотя на уровне реализации непростой): на вход даётся несколько символов, и чат пытается предсказать, какой символ должен идти дальше. Это проще всего понять на человеке: если мы услышим начало фразы «Пейте, дети, молоко», то на автомате додумаем: «будете здоровы». Чтобы получить это окончание фразы, нам потребовался «раздражитель» в виде начала фразы на входе и набор знаний и опыта. Если человек не знал фразу целиком, то он придумает какое-то другое продолжение.

Вот и технология GPT работает схожим образом. Исходя из этого, можно объяснить и то, почему GPT может говорить неправду: потому что он создан, чтобы продолжать текст. В формате диалога, к примеру...

Если мы услышим начало фразы «Пейте, дети, молоко», то на автомате додумаем: «будете здоровы». Чтобы получить это окончание фразы, нам потребовался «раздражитель» в виде начала фразы на входе и набор знаний и опыта. Вот и технология GPT работает схожим образом.

Вадим Булгаков

И в него не заложены какие-то моральные или нравственные критерии?

История в другом. Эта технология создана, чтобы отвечать на вопросы в любом случае. И если готового ответа нет, система впадает в своего рода панику, ведь она обязана ответить, это её основная цель. Дальше — вопрос подстройки.

А по поводу морали, этики и прочего — по умолчанию, конечно, ничего этого нет. Но производитель софта обычно его достраивает, чтобы это хотя бы выглядело как-то прилично: если нейросеть начнёт к экстремизму призывать, акции компании-разработчика резко подешевеют. Но вот Stable Diffusion — софт с открытым кодом, который можно редактировать; блок, отвечающий за цензуру, легко отключить, и тогда от ИИ можно ждать чего угодно.

Карен Ченг. Первая в истории обложка глянцевого журнала, созданная искусственным интеллектом (Dall-E 2, 2022)
Карен Ченг. Первая в истории обложка глянцевого журнала, созданная искусственным интеллектом (Dall-E 2, 2022)
Арт-группа Obvious. Портрет Эдмонда Белами. Первая в истории картина, созданная искусственным интеллектом и проданная на аукционе Christie’s (2018)
Арт-группа Obvious. Портрет Эдмонда Белами. Первая в истории картина, созданная искусственным интеллектом и проданная на аукционе Christie’s (2018)
Папа римский Франциск в пуховике. Первое в истории фото, созданное искусственным интеллектом, которое невозможно идентифицировать как фейк (Midjourney, 2023)
Папа римский Франциск в пуховике. Первое в истории фото, созданное искусственным интеллектом, которое невозможно идентифицировать как фейк (Midjourney, 2023)
Джейсон Аллен. Пространственный театр оперы. Первая в истории картина, созданная искусственным интеллектом и победившая на художественном конкурсе в штате Колорадо, США (Midjourney, 2022)
Джейсон Аллен. Пространственный театр оперы. Первая в истории картина, созданная искусственным интеллектом и победившая на художественном конкурсе в штате Колорадо, США (Midjourney, 2022)
Борис Элдагсен. Pseudomnesia: The Electrician. Первое в истории фото, созданное искусственным интеллектом и победившее на фотоконкурсе Sony World Photography Awards (Dall-E, 2023)
Борис Элдагсен. Pseudomnesia: The Electrician. Первое в истории фото, созданное искусственным интеллектом и победившее на фотоконкурсе Sony World Photography Awards (Dall-E, 2023)

Впрочем, многое уже происходит. Дипфейки, к которым мы привыкли — это тоже нейросетевая история. Сейчас можно воспроизводить голос по трём секундам записи: хочешь — песни петь будут твоим голосом, хочешь — любые речевые фрагменты записывать. И эти подделки непонятно как обнаружить: уровень качества такой, что мы не можем ни машинно, ни на уровне слуха определить, создано это нейросетью или человеком. Вот тут возникает вопрос: как всё это регулировать? Многие программы работают с открытым исходным кодом, любой может их установить, настроить, как нужно, создать контент... Тут вопрос не столько технологический, сколько, наверное, социальный, в плане договорённости людей: как они будут это воспринимать, как будут с этим работать? Как будет работать в этих условиях институт репутации, например? Что делать, если любой компромат в теории может быть создан на коленке школьником в его мобильном телефоне?

А ещё использование ИИ вступает в серьёзное противоречие с механизмом авторского права. Скажем некий автор что-то нарисовал и использует это изображение с целью заработка. Сегодня по заданной модели можно в той же стилистике сгенерировать картинку. И тогда автор становится лишь создателем образца...

Да, технологии сегодня позволяют пиратить авторский стиль изображений, фотографий, текста, чего угодно. Мы можем обучить машину на образцах и создавать контент, который будет стилистически похож на них. Текст, сгенерированный в духе Толстого или Пушкина, получается очень похожим; человек, не знающий всего корпуса произведений того или иного автора, но знакомый с его творчеством, может с лёгкостью принят такой текст за чистую монету. Это реальность. И придумывание чего-то нового тоже отходит на второй план, потому что мы можем создавать уникальные вещи, смешивая в разных пропорциях разные стилистики, жанры, направления.

Ключевой момент в том, что процесс создания контента в случае ИИ очень прозрачен. Когда человек ходит по арт-галереям, смотрит на картины, и потом рисует своё — будут видны какие-то признаки влияний того или иного художника. Но мы всё-таки не можем это точно отследить: видел он некий источник, не видел... С машиной же мы всё понимаем чётко: сколько и каких картинок ей дали и какой результат получился на выходе.

У меня какое-то время назад было любимое развлечение: генерировать изображения в стиле художника-комиксиста Майка Миньолы. У него есть ученик-последователь Гэбриел Ба, они вместе работали. И когда мы просили нейросеть сгенерировать изображение в стиле Майка Миньолы, получалось изображение в стиле Гэбриела Ба! Процесс стал прозрачным, но как его документировать, неясно. Недавно был анонсирован софт Dall-E 3, и разработчики объявили, что убирают возможность генерации изображений в стилистике ныне живущих художников. Также не будет возможности генерации портретов живых людей. Исторических персонажей — можно, живущих ныне — нельзя.

Майк Миньола. Обложка комикса «Сэр Эдвард Грей: Ахерон»
Майк Миньола. Обложка комикса «Сэр Эдвард Грей: Ахерон»
Вадим Булгаков. Генерация в стилистике Майка Миньолы (Midjourney v3)
Вадим Булгаков. Генерация в стилистике Майка Миньолы (Midjourney v3)
Гэбриел Ба. Обложка комикса «Казанова»
Гэбриел Ба. Обложка комикса «Казанова»
Вадим Булгаков. 3D-генерация в стилистике Майка Миньолы (Midjourney v4)
Вадим Булгаков. 3D-генерация в стилистике Майка Миньолы (Midjourney v4)
Майк Миньола. Обложка комикса «Всадник без головы»
Майк Миньола. Обложка комикса «Всадник без головы»
Гэбриел Ба. Вариант обложки спецвыпуска комикса «Хеллбой»
Гэбриел Ба. Вариант обложки спецвыпуска комикса «Хеллбой»
Вадим Булгаков. 3D-генерация в стилистике Майка Миньолы (Midjourney v4)
Вадим Булгаков. 3D-генерация в стилистике Майка Миньолы (Midjourney v4)

Про плюсы и минусы стало немного более понятно, спасибо. Вадим, а как мы можем всё это использовать и применять в рамках Школы дизайна?

Реальность поменялась, новые технологии, как правило, редко откатываются назад, и надо, чтобы студенты могли с этим спокойно работать. С Нового года в Школе запустится специальный курс от нашего юнита, плюс кое-что мы внедряем в существующие общевышкинские учебные программы. Не все студенты — и преподаватели — готовы к этому, но это нормально. У тех, кто занимается, к примеру, дизайном, теперь есть инструмент, который даёт им возможность, ни с кем не взаимодействуя, довольно быстро создать нужное количество иллюстраций, и это сильно облегчает работу.

Курс «Нейросети для дизайнеров и художников (промпт-дизайнер)»

Старт в январе 2024

То есть мы стоим на пороге очередной промышленной революции.

В принципе, да. Причём если смотреть с точки зрения креативного производственного процесса, то впервые в истории появился инструмент, влияющий на производство на этапе придумывания. До этого у нас весь прогресс шёл в области финальной реализации, автоматизации: ткацкий станок, к примеру, возник, чтобы ткань производить быстрее. А теперь появилась возможность быстрее придумывать гораздо большее количество вариантов идеи. До этого мы были ограничены способностями нашего мозга, а они в рамках популяции плюс-минус одинаковы. И если раньше на процесс придумывания тратилось человеческое время, то теперь с помощью машины мы можем аутсорсить и ускорять этот процесс. Получается, что на самом первом этапе придумывания решения проблемы произошел невероятный, очень мощный скачок вперёд. И мы пока не знаем, к чему это приведёт.

Впервые в истории появился инструмент, влияющий на производство на этапе придумывания. Если раньше на процесс придумывания тратилось человеческое время, то теперь с помощью машины мы можем аутсорсить и ускорять этот процесс.

Вадим Булгаков

Появляются и совершенно новые профессии, которых до этого просто не было. Промпт-инженер, например — то есть человек, составляющий запросы, по которым ИИ выдаёт релевантные результаты. Вот что самое важное в составлении промпта?

Важно, чтобы процесс нашего мышления синхронизировался с тем, как и что понимает машина. В программе по обучению промпт-инжинирингу и работе с нейросетями, которую я сделал, важный блок посвящён изучению объектно-ориентированного проектирования, ООП. Почему? Потому что нейросети написаны с применением ООП и думают в рамках ООП! Это тот формат, который машине понятен, и если мы в этом же формате с ней общаемся, она нас лучше понимает.

Что это такое — ООП? Если простыми словами, то всё, что нас окружает, мы должны представлять в формате объектов и связей между ними. Не на уровне функций, а вот так, к примеру: компьютер стоит на столе. Есть компьютер, есть стол, и у них есть набор свойств, атрибутов. То, что стол служит основанием для компьютера — момент связи, взаимодействия. Дальше просто вопрос в том, чтобы научиться понимать, что сам объект нужно уметь описать, надо уметь описывать эти взаимосвязи и описывать с той точки зрения, с который мы всё это видим. Есть и ещё детали, но в целом, если мы понимаем, как обозначить объект, всё становится проще. Правда, с текстами этот подход не работает. Генерация текстов ближе к функциональному программированию: там важнее задать рамки. Задал правила игры, отправил первичные настройки — и можно с этим работать.

В наш курс в рамках общей вышкинской дисциплины, которая связана с компьютерной грамотностью, мы как раз вводим и курс промпт-инжиниринга. Нет, Python и всё остальное тоже остаётся, но уже в применении к этим задачам, к работе с нейросетями. Пора привыкать к тому, что теперь это наши рабочие инструменты.

Олег Пащенко, преподаватель Школы дизайна. Themselfies (Герои Говарда Филлипса Лавкрафта в естественной среде обитания) (Midjourney v5)
Олег Пащенко, преподаватель Школы дизайна. Themselfies (Герои Говарда Филлипса Лавкрафта в естественной среде обитания) (Midjourney v5)
Дарья Зародина, преподаватель Школы дизайна. Каменный город
Дарья Зародина, преподаватель Школы дизайна. Каменный город
Олег Пащенко, преподаватель Школы дизайна. N’est-ce pas du neurotaschisme? (Уж не нейроташизм ли это?) (Midjourney v 5.1)
Олег Пащенко, преподаватель Школы дизайна. N’est-ce pas du neurotaschisme? (Уж не нейроташизм ли это?) (Midjourney v 5.1)
Виолетта Лукьянова, преподаватель Школы дизайна. Серия плакатов для кабаре ШУМ (Midjourney)
Виолетта Лукьянова, преподаватель Школы дизайна. Серия плакатов для кабаре ШУМ (Midjourney)
Олег Пащенко, преподаватель Школы дизайна. Лифт (из серии «Онейронавтика») (Midjourney v4)
Олег Пащенко, преподаватель Школы дизайна. Лифт (из серии «Онейронавтика») (Midjourney v4)
Станислав Миловидов, преподаватель Школы дизайна. Post Office Interstellar
Станислав Миловидов, преподаватель Школы дизайна. Post Office Interstellar

В наш курс в рамках общей вышкинской дисциплины, которая связана с компьютерной грамотностью, мы вводим и курс промпт-инжиниринга. Нет, Python и всё остальное тоже остаётся, но уже в применении к работе с нейросетями. Пора привыкать к тому, что теперь это наши рабочие инструменты.

Вадим Булгаков

А какую роль может сыграть ИИ в преломлении самих методик преподавания?

Не очень понимаю, как он может помочь в преподавании, допустим, иллюстрации, но если мы говорим про цифровой дизайн, то благодаря ИИ можно быстро создавать референсы для обсуждения. Чтобы студенту показать какую-то штуку, которая только что тебе в голову пришла, её не надо искать, а можно будет прямо на ходу сгненерировать.

Или вот мой товарищ преподаёт языки, так он уникальные задания для студентов генерирует, причем с разбивкой на уровни знания языка! Это его инициатива, он придумал саму идею — и это не машина студентов учит, машина просто помогает преподавателю. А у него остаётся больше времени на идеи, на придумывание. Контроль за ситуацией, короче говоря, остаётся за человеком, и в этом цель развития экспертизы — чтобы понимать, хорошо или плохо у машины получилось то, что ей делегировали.

Возможно ли предсказать качественный скачок в области ИИ? Что нас ждет дальше в этой области?

Будут меняться скорость, качество, ещё что-то, полагаю, но для изменений на фундаментальном уровне пока никаких предпосылок я не вижу. Мне кажется — а я достаточно давно за этой историей наблюдаю — что раньше, если мы говорим про генеративные нейросети, шла гонка за качеством. Раньше часто генерировались странные вещи, не очень приглядные. А сейчас мы в основном получаем то, что нас устраивает по качеству, и это буквально за пару лет произошло! Сначала сгенерированные изображения можно было легко вычислить и машинами, и человеческим глазом, а теперь уже нельзя. Значит, на уровне качества мы достигли какой-то планки. Можно ли сделать лучше? Можно, но никому не нужно.

Дальше, думаю, будут какие-то дополнительные вещи докручиваться. Например, с видео. Генерация видео идёт медленнее из-за физических ограничений, потому что мощностей для неё нужно в разы больше. Более скоростной процессор, больше графической памяти — этого просто надо ждать. Но если раньше картинка была, что называется, «кипящей», с таким характерным подёргиванием, то теперь научились это кипение убирать, и всё уже сильно лучше выглядит. То, что связано с 3D, тоже потихоньку развивается. Но есть тонкий момент: очень часто 3D — это на самом деле костыль, промежуточный этап для решения какой-то задачи, например, создания спецэффектов. И если мы используем 3D-модель для создания видео, возникает вопрос: а нужно ли нам в этом процессе вообще 3D? Можно же просто сгенерировать видео!

В целом ближайшее развитие ИИ мне видится в виде создания специфических инструментов под те или иные сферы деятельности. Есть такой сервис Scenario — они делают изображения для создания ассетов к 2D-видеоиграм. Вы создаёте новую игру, вам нужно 20 сундучков разных, но в одном стиле. И вы обучаете сервис нужному стилю и просите сгенерировать эти сундучки. Вот конкретное применение для конкретной отрасли! Или пример из иной области: есть нейросеть, которая делает сайты. В их редакторе можно собрать готовый сайт, практически рабочий. То, для чего раньше нанималось несколько человек, теперь делается сервисом с нейросетью. Сейчас именно в эту сторону всё идет. И, надо сказать, отношение к ИИ, как к чему-то ненужному и вредному, меняется. Это как с фотошопом — внедрили его как инструмент, и в целом нормально же оказалось! Никто не жалуется.

Вадим, а как вы сами пришли к этой истории?

Это случилось лет 8-9 назад. Я тогда занимался цифровым дизайном и программированием, плюс у меня благодаря школе хорошая математическая база, и в целом это даёт интерес к алгоритмическому дизайну. То есть если понимаешь, что можно какие-то изображения создавать при помощи алгоритмов, то дальше идёшь изучать арабский мир: там, где запрещено изображать людей, очень сильно развиты орнаменты, а они по сути математические — и вот уже у тебя есть код, который создаёт изображение. А это автоматически помещает тебя в среду, в которой всё это обсуждается. Тогда всё это было тяжело применимо на практике и являлось уделом нишевого сообщества энтузиастов, которые толком не понимали, какой из этого выйдет смысл и толк, но которым это было очень интересно. Вообще в сфере IT всё всегда так. Я начинал в 2005-м, и тогда все эти web и digital казались чем-то ну очень странным. Полно было людей, которые не понимали, зачем нужны интернет-сайты ! И индустрия не была сильно денежной, и айтишники были просто какими-то фриками в глазах общества... Но мне повезло: тогдашнее странное увлечение позволило сейчас, когда это очень востребовано, удачно сконвертировать свои знания и умения.

Если же говорить о формальном образовании, то моя специальность согласно диплому — муниципальное управление, я чиновник, в РАНХиГС учился. В целом мне это помогает на самом деле — с точки зрения управления процессами и систематизации.

И напоследок: всё-таки стоит ли нам ждать восстания машин?

Пока не стоит. Почему? Да потому что мы имеем дело просто с программами, у которых нет мотивации что-то совершать. Пока, если брать биологические аналогии, всё это на уровне каких-то самых примитивных организмов, у которых есть только набор инстинктов для выживания, но нет сигнальной системы, чтобы эти инстинкты работали — как они работают у животных. Пока искусственный интеллект — это не более чем инструмент. Без человеческой воли он бесполезен.

Читайте также

«Окружайте себя дизайном со всех сторон». Интервью с Захаром Днём

«Дизайн и продвижение цифрового продукта. Онлайн» — новый профиль онлайн-бакалавриата Школы дизайна НИУ ВШЭ, набор на который стартует в 2024 году. Создание интерфейс-сервисов, лонгридов, лендингов и приложений, маркетинг и пользовательский опыт, таргетированная реклама — это лишь часть того, чему вас научат на профиле. В нашем новом интервью Захар День подробно рассказал о том, как и чему будут учиться студенты профиля, какие проекты смогут создавать, почему наши выпускники становятся наиболее подкованными в области цифрового дизайна и легко находят работу.

«Локальные специалисты, компетентные в UX/UI, — это индикатор успешности и привлекательности региона». Интервью с Антоном Лариным

Новый материал посвящëн знакомству с куратором II-го курса бакалавров профиля «UX/UI и frontend-разработка» Школы дизайна НИУ ВШЭ — Нижний Новгород Антоном Лариным, UX/UI-дизайнером, арт-директором в компании "Моризо".Что из себя представляет UX/UI и frontend-разработка? Почему важно развивать компетенции локальных специалистов? И в чём же главная миссия дизайна интерфейсов? На эти вопросы отвечает Антон в интервью .

Digital-дизайнер в современном мире должен говорить на одном языке с программистами и маркетологами. Таких специалистов и готовит Школа дизайна НИУ ВШЭ. В рамках направления открыты программы бакалавриата, магистратуры и дополнительного образования.

Бакалавриат
Профили: Дизайн и программирование, Дизайн и продвижение цифрового продукта

Магистратура
Профиль: Дизайн и продвижение цифрового продукта

Дополнительное образование
Программы: Дизайн и программирование цифрового продукта, Дизайн в цифровой среде

Как поступить

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.