Как функциональность перестала быть «священной коровой» промышленного дизайна

Соковыжималка, Филипп Старк
Соковыжималка, Филипп Старк

Во второй половине XX века европейская цивилизация вступила в эпоху постиндустриального общества. Две мировые войны пошатнули веру в могущество разума, а высокие темпы экономического развития закрыли базовые потребности в быту. К 1980-м покупка второго автомобиля или телевизора уже не приносила былой радости, а промышленный дизайн, вслед за философией и искусством, шагнул в эпоху постмодернизма. Примат функции над формой уступил место эмоциям, семантике и иронии. Екатерина Забило рассказывает, как промышленный дизайн начал играть в интеллектуальные игры с поиском скрытых смыслов.

Начиная с конца XIX века развитие промышленного дизайна руководствовалось формулой, высказанной Луисом Генри Салливеном (1856-1924): «Форма следует за функцией» (англ.: «Form follows function»). Архитекторы и дизайнеры первой половины XX века последовательно истребляли все внешнее украшательство, сделав утилитарность и функциональность главным мерилом качества продукта.

К середине XX века человек начал уставать от выхолощенных, почти пуританских форм модернистов. Очистив предметы от внешних украшательств декоративно-прикладного искусства, дизайнеры ничего не давали взамен. Пресыщенное общество эпохи потребления требовало новых впечатлений. Тяга к неупорядоченному, нелогичному, противоречивому, вызывающему эмоции дизайну неуклонно росла. Знаковой точкой, отметившей перемену, стал выход книги американского архитектора и дизайнера Роберта Вентури (1925-2018) «Сложности и противоречия архитектуры» (1966), в которой автор смело перефразировал мастодонта начала века Миса ван дер Роэ (1886-1969) с его «Меньше значит больше» (англ. «Less is more») в «Меньше значит скучнее» (англ. «Less is boring»). Через 11 лет его коллега Чарльз Дженкс (1939-2019) в своей книге «Язык архитектуры постмодернизма» окончательно похоронил прошлую эпоху. Отныне архитектура и дизайн приветствовали парадоксальные сочетания, смешения стилей, яркую иронию, цитатность и заигрывания с потребителем.

В промышленный дизайн эти тенденции пришли вслед за архитектурой и во многом отражали ее принципы. Например, в начале 80-х фирма «Alessi» выпустила знаковую серию сервизов «Чайные и кофейные площади» (Tea & Coffee Piazza) — совместный проект Альберто Алесси и архитектора Алессандро Мендини. Для его осуществления компания пригласила известных архитекторов и дизайнеров-постмодернистов: Альдо Росси (1931-1997), Майкла Грейвза (1934-2015), уже упомянутых Роберта Вентури (1925-2018), Чарльза Дженкса (1939-2019) и других.

Чайный сервиз. Алессандро Мендини
Чайный сервиз. Алессандро Мендини
Сахарница. Альдо Росси
Сахарница. Альдо Росси
Чайный сервиз. Майкл Грейвз
Чайный сервиз. Майкл Грейвз

Сервизы выпускались ограниченным тиражом из серебра и годились скорее для имиджевых целей, нежели для их практического использования. Чайник, кофейник, сахарница, креманка и поднос больше напоминали настольные архитектурные макеты причудливых форм, чем утилитарные предметы. Для презентации проекта зимой 1984 года была организована выставка, которая должна была формировать восприятие продукции фирмы «Alessi» как объектов современного искусства музейного уровня, а не просто утилитарные предметы быта.

Выставка сервизов Alessi «Чайные и кофейные площади» («Tea & Coffee Piazza») 1984
Выставка сервизов Alessi «Чайные и кофейные площади» («Tea & Coffee Piazza») 1984

Важная глава в истории постмодернистского дизайна была написана в Италии. Именно там еще с конца 60-х группы «Суперстудио» (Superstudio, 1966) и «Архизум» (Archizoom, 1966-1974) создавали концептуальные проекты на границе архитектуры и современного искусства, критикуя общество потребления и идеалы модернизма. Гораздо ближе к коммерческому дизайну была деятельность группы «Алхимия» (Alchimia, 1979) и ее лидера, уже упомянутого Алессандро Мендини, в творчестве которого некоторое подтрунивание над непременной функциональностью и внешней выхолощенностью дизайна модернизма также стала ключевой темой.

Группа «Суперстудио»
Группа «Суперстудио»
Группа «Суперстудио»
Группа «Суперстудио»
Группа «Архизум»
Группа «Архизум»
Группа «Архизум»
Группа «Архизум»
Группа «Алхимия», А. Мендини, кресло «Пруст»
Группа «Алхимия», А. Мендини, кресло «Пруст»
Группа «Алхимия», А. Мендини, стул «Редизайн Тонета»
Группа «Алхимия», А. Мендини, стул «Редизайн Тонета»
Группа «Алхимия», А. Мендини, стул «Редизайн Василия»
Группа «Алхимия», А. Мендини, стул «Редизайн Василия»
Группа «Алхимия», А. Мендини, стул «Редизайн Ритвельда»
Группа «Алхимия», А. Мендини, стул «Редизайн Ритвельда»

Здесь же нельзя не вспомнить и Этторе Соттсасса и его «Мемфис» (1981–1988). Группа, созданная вначале как смелый эксперимент, со временем приобрела невероятный коммерческий успех. Ее участники проектировали мебель и предметы быта в ярком стиле на грани китча, используя пластиковые ламинаты открытых цветов, порой украшенные смелыми узорами, комбинируя гротескные композиции, мало напоминающие привычные формы. Удобство и утилитарность здесь точно не играли первую скрипку. Участникам группы важно было удивить, вызвать яркие эмоции, поэкспериментировать с новыми материалами.

Группа «Мемфис»
Группа «Мемфис»
Группа «Мемфис»
Группа «Мемфис»
Участники группы «Мемфис»
Участники группы «Мемфис»

Отдельно стоит сказать об иронии и цитатах в промышленном дизайне. Для постиндустриального общества эпоха «покупок по необходимости» сменилась «эмоциональными покупками», а главный маркетинговый акцент был сделан не на удобстве и функциональности, а на «вау-эффекте» и ярких впечатлениях от продукта. Проводимые исследования показали, что гораздо более важное значение отныне имели ассоциативные и образные критерии, а не полезность и надежность. А значит покупателя надо было зацепить за его эмоциональную сферу, сделать товар более семантически наполненным, несущим нужный посыл или статус для потребителя.

Настоящим мастером в этой области стал француз Филипп Старк. Используя иронию и отсылки, он легко зашифровывает в свои проекты ту самую «радость узнавания», которая дает покупателю ощущение участия в некой интеллектуальной игре, разыгранной для посвященных.

«Мозг — наш самый притягательный орган».

Филипп Старк

Например, ершик, спроектированный Старком в 1994 году для фирмы Heller, носит название «Экскалибур». Что называется — почувствуй себя королем Артуром, не слезая с унитаза. Иронично...

Ф. Старк, ёршик «Экскалибур», 1994
Ф. Старк, ёршик «Экскалибур», 1994
Ф. Старк, ёршик «Экскалибур», 1994
Ф. Старк, ёршик «Экскалибур», 1994

Более тонкая интеллектуальная игра зашифрована в лопатке для торта от Старка, выпускаемой «Alessi». Ее название Ceci N'est Pas une Truelle, с французского можно перевести как «Это не мастерок/шпатель». И правда — это ведь лопатка для торта! Хоть и выглядит как натуральный мастерок. Но если копнуть чуть глубже, можно вспомнить картину Рене Магритта из цикла «Вероломство образов» 1929 года, на которой изображена курительная трубка, а ниже написано: «Ceci n'est pas une pipe» (с фр. «Это не трубка»). И вот уже рядовой предмет быта превращается в своеобразного собеседника, с которым можно поразмышлять об искусстве и философии, а его обладатель явно обладает широким кругозором и разбирается в искусстве. Чем не повод купить именно эту лопатку?

Филипп Старк, лопатка для торта Ceci N’est Pas une Truelle, 1996
Филипп Старк, лопатка для торта Ceci N’est Pas une Truelle, 1996
Рене Магритт, «Это не трубка», 1929
Рене Магритт, «Это не трубка», 1929

Но настоящей иконой постмодернистского дизайна стала соковыжималка Старка Juicy Salif, спроектированная для Alessi в 1990 году. Достаточно противоречивая в плане функциональности, она привлекла огромное внимание покупателей и критиков, став в итоге самым удачным продуктом фирмы, пережившим не один перевыпуск и оказавшись в нескольких музейных коллекциях. Своими формами Juicy Salif может посоперничать со скульптурой — действительно изящный, футуристически выглядящий объект не хочется прятать в шкаф после использования.

«Juicy Salif» 1990

«Juicy Salif» 1990

«Juicy Salif» 1990

Вот так, под влиянием социально-экономического контекста второй половины XX века фокус промышленного дизайна сместился с функциональности, удобства и чистоты формы на эмоциональную и семантическую наполненность предмета. Нелогичные сочетания, парадоксальные композиции, яркие цвета, скрытые послания и зашифрованные интеллектуальные игры стали новыми точками маркетинговой притягательности. Удовольствие от потребления сместилось из чисто утилитарной сферы удобства и доступности к более сложной схеме отношений между человеком и предметным миром, где эмоциональная и интеллектуальная составляющая стала гораздо более значимой.

Источники:

  1. В. Ф. Рунге «История дизайна, науки и техники» // М., «Архитектура-С», 2007
  2. Сайт Филиппа Старка
  3. Валерия Саймова. Superstudio: философия радикальной архитектуры
  4. «Дизайн. Всемирная история» // Под ред. Э. Уилхьюд. М., Магма, 2017

name

Екатерина Забило

Подробнее

Читайте также

Осенний набор на короткие курсы дополнительного образования в Школе дизайна НИУ ВШЭ

В конце октября в Школе дизайна НИУ ВШЭ стартует более 10 курсов дополнительного образования, где за короткое время вы сможете овладеть новыми навыками или углубить знания в креативных профессиях. Иллюстрация, промышленный дизайн, видеоблогинг, инфографика, ивент-дизайн — выберите интересную для вас сферу.

Соната Райымкулова, выпускница направления «Промышленный дизайн», получила награду Seed Awards 2023 от Фонда принца Клауса

Соната Райымкулова, выпускница направления «Промышленный дизайн», в этом году получила награду Seed Awards 2023 от Фонда принца Клауса. Соната Райымкулова — мультидисциплинарная художница из Кыргызстана. Она работает в разных медиа: черно-белая графика, скульптура, анимация и т. д. В работах она исследует как личные темы, так и социальные проблемы.

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.