«Я хочу показать студентам, откуда можно бесконечно брать вдохновение». Интервью с Фёдором Опариным

«Я хочу показать студентам, откуда можно бесконечно брать вдохновение». Интервью с Фёдором Опариным

В новом учебном году к команде Школы дизайна НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург присоединился архитектор Фёдор Опарин, став куратором выпускного курса профиля «Среда и интерьер». Поговорили с Фёдором о выборе профессии, архитектурном мышлении, о том, как не выпасть из контекста и создавать актуальные проекты, а в финале — о рецепте успеха и важности друзей.

Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в профессию. С чего начинался ваш путь, что сподвигло вас стать архитектором?

Трудно сказать, что именно меня сподвигло. Прежде всего, конечно, родители. Многих детей отправляют учиться рисовать, кто-то потом перестает, а кто-то продолжает. Я учился в средней художественной школе, ныне это лицей Иогансона, школа при Академии художеств. Естественно, после школы возник вопрос, куда идти. В те годы можно было поступать в несколько вузов сразу, причем надо было сдавать живые экзамены: не только русский, математику, собеседование, но и вступительные художественные испытания. Я подавал в ГАСУ и Академию, но в итоге выбрал Академию.

Как вы выбрали направление?

Я отучился в художественной школе в архитектурном классе и пошел осознанно на архитектуру. Я по-другому и не мыслил. Наверное, родители. Они сами не из этой сферы, и, видимо, это помогло им остановить колесо сансары и отправить детей в художественную школу.

«Озёрный край». Архитектор Фёдор Опарин

Какие у вас воспоминания о годах учебы?

Чем дальше ты отступаешь от этого периода, тем более прекрасным он кажется. Понимаешь, что это действительно были твои лучшие годы, и проекты, которые ты делал тогда, — твои по-настоящему. В те годы учеба казалась мне тяжелой, на первом курсе было очень плотное расписание. Мы работали прямо в мастерских, никто не уходил домой, не было никаких компьютеров, планшетов, поэтому все сидели там с девяти до девяти, это занимало практически всё время. Сейчас всё меняется, студенты работают удаленно и приходят на консультации. От этого немного размывается атмосфера.

Тогда в этом был принцип обучения: все сидели вместе в одной мастерской. И проекты должны были делать вместе, поэтому обмен информацией происходил непосредственно в процессе изготовления проекта.

Понятие «стены учат» — это и есть то самое, то есть учат не стены и не преподаватели, а студенты учат друг друга и от этого зависит, собственно, успешная мастерская или нет.

Если появляется какой-то лидер или два, то к ним присоединяются и смотрят на их работу, на их интенсивность, на их качество и стараются соответствовать. А если такого лидера не появляется, то всё идёт по нисходящей. Мне повезло, я отучился в такой мастерской, где мы сами себя заводили, сами себя тянули.

Можете вспомнить первую работу, за которую вы получили деньги?

В студенческие годы мы работали на стройках. Я, например, занимался мощением плитки на Московском проспекте. Меня просто позвали работать летом на пару месяцев укладывать плитку. А по профессии — помогал старшим товарищам. Всегда младший помогает старшему: сначала на дипломе, потом старшие выходят, начинают работать, соответственно, подкидывают какую-то работу (что-то померить, вычертить, разложить материалы). А первая постройка, как у всех архитекторов, была для своей семьи. Я на третьем курсе спроектировал загородный дом для брата, он до сих пор живет в нем.

«Чёрный дом на горе». Архитектор Фёдор Опарин
«Чёрный дом на горе». Архитектор Фёдор Опарин

Как дальше развивался ваш путь?

Первой моей официальной работой была Архитектурная мастерская Рейнберга и Шарова. Я пришёл в мастерскую к Рейнбергу, он был очень харизматичный человек, один из первых самостоятельных архитекторов в Санкт-Петербурге. Его карандашу принадлежит первый девелоперский проект, это дом на Мичуринской улице для Евросиба. При полном отсутствии строительных материалов, технологий, получился очень петербургский дом, и он в своё время очень сильно прозвучал. И надо понимать, что в те годы в принципе ничего такого не было.

Как вас приняли на эту работу? По собеседованию или по рекомендации?

Как меня принимали на работу — это отдельная история в духе старых традиций. «Слушай, у нас тут конкурс в Союзе архитекторов выставлен, ты сходи и посмотри, если узнаешь наши работы (там всё под номерами, естественно), то мы тебя возьмём». Сходил, посмотрел, меня взяли. И я отработал там 6 лет благополучно.

А свою мастерскую мечтали открыть?

Естественно! И я её открыл, нас было несколько партнёров, кто-то ещё работает, кто-то уехал уже. Мы отработали 7 лет, потом наступил кризис, в рекламу мы не вкладывались, работы стало мало. Был период интересной работы с бельгийским архитектурным бюро, мы планировали проектировать медицинские учреждения, сделали несколько проектов. Но потом настал 2014 год, бельгийцы съехали, и после этого мы закрыли бюро.

Сейчас я работаю директором по развитию проектов проектного офиса группы ЦДС. Это крупный девелопер. По масштабу третий, наверное, в Петербурге и десятый в России.

Мир вокруг нас — это и есть та питательная среда, в которой возникают идеи. Нужно это осознать и научиться этим пониманием пользоваться, как инструментом. И тогда, при наличии вкуса, образования и технических возможностей, всё естественным образом будет получаться.

Вы уже имеете опыт преподавания. Как вы вообще пришли к преподаванию?

Я встал на преподавательский путь в Академии им. Репина в 2008 году и сейчас преподаю в мастерской Евгения Александровича Жука. Для работы там важен, прежде всего, стиль преподавания в мастерской, потому что через одного мастера, руководителя мастерской, проходят все типы зданий, все проекты. И студенты на протяжении курса, обучаясь у одного человека, проходят всю типологию. Получаются универсальные специалисты, но обученные в манере одного мастера. Так сложилось исторически. Я учился в мастерской Александра Владимировича Жука, Александр Владимирович учился у Льва Руднева, Лев Владимирович учился у Леонтия Бенуа. И эту цепочку можно проследить с момента основания, все преподаватели это понимают и несут эту традицию.

«Дом на реке Свирь». Архитектор Фёдор Опарин
«Дом на реке Свирь». Архитектор Фёдор Опарин

Когда вы первый раз познакомились со Школой дизайна?

Знакомство со Школой произошло благодаря Андрею Пунину. Познакомились мы с ним в школьные годы, учились параллельно на разных факультетах, но потом наши дороги немного разошлись. Встречались, конечно, на мероприятиях. А в какой-то момент, году в 2018, наверное, у нас в компании был фестиваль «АРХ-Проект» для студентов. Студенты выполняли небольшие работы, и для них была организована обучающая программа, куда Андрей как раз был приглашен как лектор. Он прочитал лекции, мы перекинулись парой слов, и он предложил стать преподавателем в новом учебном заведении, где он сейчас куратор, и принять участие в формировании, стать частью чего-то, чего раньше не было, и что может во что-то вырасти — это было мне интересно.

Я пришёл на просмотры, поучаствовал в зумах, посмотрел, как проходят пары, что делают ребята, и понял, что по сравнению с Академией тут всё совершенно другое!

В мае 2023 года вы были членом дипломной комиссии Школы дизайна на профиле «Среда и интерьер». Как вам дипломные проекты, которые вы увидели, что вас зацепило?

То, во что выливается в итоге окончательный проект, мне абсолютно понятно и близко. Человек, который выпускается, делает ровно то, что он должен делать, но сам процесс, как он к этому идёт, для меня удивителен. Процесс обучения в Вышке совершенно отличается от того, к чему я привык. Исследование, которое происходит в Вышке, начиная с первого курса, — это постоянный процесс анализа. Например, в Академии происходит постоянный процесс синтеза. Ресерч в Академии вынесен за скобки, и всегда оценивается результат без учета того, как ты к этому пришел, при помощи каких умозаключений. А в Вышке, как я понимаю, обучение процессу — это самое главное.

«Пристроенные многоэтажные паркинги в жилом комплексе». Архитектор Фёдор Опарин

У вас уже были первые занятия. В этом учебном году вы становитесь выпускающим куратором четвёртого курса. Какие у вас ощущения от первых встреч с вашими будущими выпускниками?

Я пока не успел оценить их в деле, то есть, условно говоря, я не знаю их продукта. Кто-то лучше владеет, например, моделированием, а кто-то — фотошопом. При помощи и того, и другого можно выразить какую-то архитектурную мысль. Я вижу, что студенты хорошо подготовлены для того, чтобы говорить в профессиональных терминах и понятиях. А то, что из этого получится, предстоит узнать.

Есть ли у вас какие-то преподавательские амбиции?

В Школе дизайна ты, как выпускающий куратор, предстаешь в финале один на один с результатом, ты будешь отвечать за каждого конкретного студента. Это будет для меня испытанием!

Какой свой опыт вы хотели бы передать студентам? Что бы вы хотели вложить в этот курс?

Опыт они получат из реального проектирования. А меня лично, как архитектора практикующего, всегда интересовал вопрос, откуда берется вдохновение. Мне кажется, это тяжелая работа, которая происходит после того, как у тебя появляются все инструменты. Архитектор пребывает всё время в состоянии какой-то неизвестности. У него есть территория или объект, с которым надо работать, его нужно изучить, собрать информацию, синтезировать и каким-то образом произвести проект.

Я хочу показать студентам, откуда можно бесконечно брать вдохновение. Этот источник не закрыт, и любой человек при желании, имея инструменты, может им пользоваться. Мир вокруг нас — это и есть та питательная среда, в которой возникают идеи. Нужно это осознать и научиться этим пониманием пользоваться, как инструментом. И тогда, при наличии вкуса, образования и технических возможностей, всё естественным образом будет получаться.

Проект жилого многоквартирного дома. Санкт-Петербург, Волковский пр., дом 6. Архитектор Фёдор Опарин
Проект жилого многоквартирного дома. Санкт-Петербург, Волковский пр., дом 6. Архитектор Фёдор Опарин

Если говорить о профиле «Среда интерьера», то как вы думаете, кем могут стать выпускники? Каков спектр их профессиональных реализаций?

В принципе, всё зависит от того, куда выпускник попадёт на работу и какой вектор ему там зададут. Потому что любая школа дизайна — это универсальный инструмент, и технические навыки, которые нужны для работы, она всем даёт. Я периодически собеседую кандидатов и отсматриваю портфолио. Кто-то и без образования делает работу, обладая опытом. Научиться этому можно. То же самое происходит и в обратную сторону — даже с самым лучшим образованием, и даже изучив Autodesk 3dsMax, и даже при помощи нейросети — может ничего не получиться.

Каждый законченный проект — пройденная ступенька, поэтому постоянное обучение и совершенствование — это необходимый навык. Как только ты перестал — ты выпал из контекста и потерялся на рынке. Общение с молодёжью, просмотры актуальных профессиональных материалов, посещение семинаров, выставок — это часть профессии.

А что, на ваш взгляд, важно для студентов в процессе обучения?

Работать надо, другого рецепта не существует. Нужно настраивать себя на долгий и продолжительный труд.

Чего бы вы пожелали вашим студентам четвёртого курса, как их будущий выпускающий куратор?

Надо постараться прожить этот учебный год максимально полезно для себя, с пониманием целей и того, куда ты идёшь. И постараться в процессе подготовки диплома не поругаться со своими друзьями, потому что это друзья на всю жизнь, и других людей, с которыми ты делаешь диплом, у тебя уже не будет. И еще важно встретить людей, которые скажут правильные вещи и направят в нужную сторону.

Читайте также

«Когда поймете, что рисуете очень много — рисуйте еще больше». Интервью с Настей Вавиловой

Настя Вавилова, выпускница направления программы ДПО «Иллюстрация» в Школе дизайна НИУ ВШЭ, сейчас работает в Лондонской студии Make-Ready. В интервью Настя рассказала про обучение в Школе дизайна, о том, как проехала из Москвы во Владивосток для дипломного проекта, как решилась получить магистерское образование в Англии и получила визу таланта Global Talent.

«В первую очередь мы стремимся готовить художников». Интервью с Эли Гореном

Какие знания и навыки требуются художнику в гейм-дизайне? На какие игры стоит ориентироваться при работе с графикой? Кем можно стать отучившись на направлении? Почему важно понимать разницу между Cyberpunk 2077 и Baldur’s Gate 3 и обязательно поиграть в игру про котика Stray? На эти и многие другие вопросы ответил руководитель направления «Игровая графика и концепт-арт» в Школе дизайна НИУ ВШЭ, арт-директор Sobaka Studio Эли Горен.

Направление обучения

Дизайн среды и интерьера

Дизайн среды формирует реальность вокруг современного человека. Это внешний вид пространств и предметов, которые нас окружают: дизайнеры среды проектируют интерьеры и мебель, городскую среду и ландшафты.

Эта сфера, как никакая другая, сочетает в себе концептуальность и утилитарность. В Школе дизайна НИУ ВШЭ дизайнеров среды учат и тому, и другому: студенты одновременно создают комфортную среду и выражают сложные мысли средствами графической коммуникации.

Пойти учиться на дизайнера среды — значит получить шанс стать профессионалом, чья роль в формировании среды обитания человека не менее важна, чем роль инженера или архитектора.

Как поступить

Школа дизайна НИУ ВШЭ предлагает уникальную для Санкт-Петербурга возможность получить актуальное дизайн-образование.

Обучение построено на проектном подходе и тесном взаимодействии с ведущими профессионалами индустрии. За время учёбы студенты осваивают язык дизайна, пробуют себя в реальной проектной работе и в результате формируют полноценное портфолио, позволяющее им быстро найти себя в профессиональной среде.

Как поступить

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.