«Шрифтовая индустрия сейчас переживает настоящее возрождение». Интервью с Артемом Рулевым

Дизайнер, руководитель нового профиля «Шрифт. Книга. Типографика» в Школе дизайна НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург Артем Рулев отвечает на вопросы о востребованности шрифтовых дизайнеров, стоимости шрифтов, о книжном деле, портфолио будущих выпускников и об особенностях подготовки к поступлению.

Старший преподаватель НИУ ВШЭ, графический дизайнер, арт-директор БДТ. Выставлял свои работы в рамках МОДУЛОРа, в галерее Bulthaup, Малом Манеже, выставочном зале Мариинского Театра, Молодежном Центре Эрмитажа. Работал над айдентикой культурных институций: Кунсткамера, БДТ, ГМЗ Петергоф. Участник Typomania (Будапешт).

В этом году в питерской Школе дизайна открывается новый профиль «Шрифт. Книга. Типографика»? Расскажите о нем подробнее.

Профиль появился во многом благодаря инициативе студентов. На втором курсе они уже больше понимают различные специфики графического и коммуникационного дизайна, видят в типографике ценность инструмента для работы с различными медиа, с веб-сайтами, с брендингом, с айдентикой. Многим нравится ремесленная сторона коммуникационного дизайна. Здесь типографика и шрифт — наши главные инструменты.

На чем будут концентрироваться студенты профиля?

Типографика — это искусство работы с наборным шрифтом. Мы создаем наборные шрифты, новые гарнитуры, имеем дело с массивами наборного текста в многостраничных изданиях разного типа, работаем над связью иллюстрации с текстом. Типографика — обобщающее слово, она присутствует везде, где есть какое-то текстовое сообщение и работа дизайнера с ним.

Какова сегодня рыночная потребность в дизайнерах-шрифтовиках, в специалистах по типографике и книжному делу?

Шрифтовая индустрия сейчас переживает настоящее возрождение, даже революцию. Это сродни, как мне кажется, революции в музыке в 60-70-х. Такой же прорыв свободы и креатива, как тогда в музыкальной сфере, происходит сейчас в сфере шрифтовой. С одной стороны, дизайн становится все доступнее и вовсю процветает в социальных сетях: необязательно учиться, чтобы быть востребованным графическим контент-мейкером. С другой стороны, умение высказаться лишь через форму букв и их компоновку требует серьезных навыков и умений. Здесь во многом играет роль любовь к работе с буквами. Типографически ориентированный дизайн сейчас на волне популярности и в профессиональной среде. Возможно, многие устали от простых и работающих приемов в брендинге и понимают ценность подбора правильной гарнитуры или даже создания новой.

Сегодня наиболее частая сфера применения навыков коммуникационного дизайнера — работа с брендами, компаниями. Часто бренды хотят создавать собственный шрифт, чтобы не покупать гарнитуры с дорогими лицензиями и, конечно же, чтобы показать свой бренд как экосистему с собственными продуктами, сервисами и языком общения. Шрифт становится и айдентикой, и основой коммуникации, и удобным подспорьем. Компании Apple, Google и другие мировые бренды сейчас используют свои собственные шрифты, разработанные шрифтовыми дизайнерами.

Кстати шрифтовой дизайн — отличный источник пассивного дохода, а выставление собственного шрифта на продажу — способ самопродвижения дизайнера на глобальном уровне. Визуальная коммуникация — единственный язык, который понимают во всем мире, и шрифт здесь не исключение. Шрифты сегодня востребованы и популярны как никогда. Шрифтовой дизайнер не столько работает с образами, сколько создает инструменты, которыми будут пользоваться графические дизайнеры для создания будущих образов. Целевая аудитория здесь — компании и бренды, которым нужен шрифт, и графические дизайнеры, которые ищут новые шрифты, новое звучание.

Александра Лимбах. Славянский бестиарий
Александра Лимбах. Славянский бестиарий
Алена Столетова. Анимационные логотипы в советской телерекламе
Алена Столетова. Анимационные логотипы в советской телерекламе
Мария Попова. Дневники фэшн-дизайнеров. Неизданное
Мария Попова. Дневники фэшн-дизайнеров. Неизданное
Марьям Газизова. ЧАЩА / Шрифт
Марьям Газизова. ЧАЩА / Шрифт

Насколько велика потребность делать что-то уникальное, когда существует множество бесплатных шрифтов?

Безусловно, есть очень качественные бесплатные шрифты, многие к ним и обращаются. Например, со студентами II курса мы работаем специально с так называемой «книгой с нулевым бюджетом», используя только бесплатные гарнитуры. Но надо понимать, что когда ты используешь бесплатный шрифт, то миллионы людей по всему миру тоже его используют. Сегодня же есть потребность в поиске нового, оригинального образа, поэтому обращаются к разработке кастомных шрифтов, либо кастомизируют существующие под определенный проект.

Сколько по времени разрабатывается шрифт?

Очень по-разному. Какую-нибудь бодрую акциденцию можно сделать и за один день. Сейчас многие дизайнеры в своих социальных сетях принимают такой челлендж — каждый день по кассе шрифта. (Касса — это полный набор знаков в шрифте, в быстрых проектах — это базовые буквы кириллицы, латиницы и основная пунктуация, цифры). А иногда разработка шрифта может длится годами.

А сколько может стоить шрифт?

Также по-разному. Гонорар за шрифт может доходить и до нескольких тысяч долларов. Очень важна легенда, история, качество и количество покрываемых этим шрифтом задач. Можно сделать таблицу типовых расценок шрифтов в зависимости от уровня дизайнера, который его создал и т. д. На мой взгляд, начиная с бесплатных, продолжая 10–15 евро за шрифты начинающих шрифтовиков, которые выставляются на ресурсах типа Creative Market. Побольше, если это курируемый проект с классным отбором авторов, типа Future Fonts — сервис, который позволяет молодым дизайнерам, фрешменам продавать шрифты на разном этапе готовности. Вам предлагают приобрести незаконченные версии и объявляют аукцион: сначала цена небольшая, потом шрифт дорабатывается и продается дороже. Стандартная цена колеблется от 40 до 60 евро за одно начертание, за один стиль.

Артем Рулев и Владимир Аносов. Шрифт GHIMLI
Артем Рулев и Владимир Аносов. Шрифт GHIMLI
Артем Рулев и Владимир Аносов. Шрифт GHIMLI
Артем Рулев и Владимир Аносов. Шрифт GHIMLI
Артем Рулев и Владимир Аносов. Шрифт GHIMLI
Артем Рулев и Владимир Аносов. Шрифт GHIMLI

Какова доля плагиата в шрифтовой сфере?

Все, что сделано — уже сделано, повториться практически невозможно. Хоть это и прозвучит супербанально! Шрифтовая индустрия не так подвержена плагиату, здесь легко вводить какие-то минимальные фишки, которые будут отличать твой шрифт от другого. Графемы букв закреплены в нашем сознании уже кучу веков и они должны все-таки считываться. История культуры и история развития технологий — невероятно важные моменты типографики, подарившие нам так называемые стили и классы гарнитур, которые и сегодня обрастают новыми проектами. Иногда принимаемые за плагиат пластические особенности какого-нибудь современного шрифта могут заимствовать особенности исторического облика — новых и старых гротесков, венецианских антикв, «темной письменности» средневековой Европы и так далее. Другая сторона современной типографики — экспериментальный леттеринг про рефлексию на здесь и сейчас, про мечты о завтра или про фантазии. Сродни современному искусству, такой спекулятивный дизайн помимо привлечения внимания к автору как к художнику тоже часто встраивается в реальный мир, но уже под конкретную задачу, под конкретный фестиваль или бренд. В современной акциденции графемы жёстко нарушаются. В этой зоне экспериментальной типографики плагиат более распространен, по моим личным наблюдениям.

Какие проекты студенты профиля «Шрифт. Книга. Типографика» будут создавать на занятиях?

Студенты будут применять типографику, получать новые знания и тренировать новое отношение к тексту на любой поверхности, проведут собственные разработки шрифтов в различных медиа, как печатных, так и диджитал. Будем постепенно переходить «от листа к тетради»: от плакатов, интуитивно понятных начинающим студентам пространств, в которых что-то нужно расположить и все, к сериям плакатов / обложек, где задача уже посложнее, так как нужно думать о визуальной системе и сюжете. Книги, лендинги и прочее — это уже вещи с проектированием настоящего нарратива, сюжета (как в кинематографе) с вступлением, событиями, паузами и финалом. Надеемся, что студентам понравится это увлекательное путешествие!

Будем делать зины, затем перейдем к свободным типографическим формам с небольшим объемом, к полностью текстовым книгам, сложноструктурным книгам с иллюстрациями и текстом. К журналам, даже к газетам, как самому крупному и сложному формату в верстке. Шрифтовые спесимены в рамках гарнитур, которые ребята будут делать тоже предполагаются. Спесимен — это такая презентация шрифта, который зачастую принимает вид каталога, где в разных размерах подается шрифт, разрабатывается его звучание: каким голосом он говорит и о чем. Визуальных исследований тоже не избежим. Студент должен понимать, каким образом шрифт взаимодействует с иллюстрацией, с фотографией. Конечно, полученные навыки проверим и в диджитал: веб-сайтах, лендингах.

Марьям Газизова. «Башкирская национальная идентичность в городской среде Уфы»
Марьям Газизова. «Башкирская национальная идентичность в городской среде Уфы»

Какие навыки и компетенции получат студенты, что научатся делать?

Прежде всего, они смогут по-новому посмотреть на бумаге или мониторе на такую знакомую вещь как текст. В основном, люди воспринимают текст интуитивно, не дают себе отчет в том, удобно ли тот или иной текст читать, или сообщает ли он дополнительный мессадж. К сожалению, многие современные дизайнеры, создающие реальные продукты сегодня, кажется, тоже об этом всем имеют скорее интуитивное понимание. Мы же предлагаем студентам открыть для себя текст и с пластической стороны, и с композиционной, и со стороны удобства чтения или восприятия той или иной информации. Короче говоря, ребята научатся понимать ценность типографики как структуры. Понимать, что хорошая шрифтовая гарнитура — это 33 знака ( в случае кириллицы). Что не просто каждая буковка красивая, но группа букв формирует что-то красивое. И прочие незримые вещи научатся понимать.

Смогут ли студенты зарабатывать своим делом уже во время учебы?

Да, конечно. Очень многие фриланс-заказы завязаны не только на ребрендинге, но и на разработке отдельных продуктов в рамках этого ребрендинга. Например, многостранички, каталогов, веб-сайтов и всего, что так или иначе относится к верстке.

Кем студенты смогут работать?

Графическими дизайнерами с упором в типографику, либо же еще лучше сказать «типографами». Работать шрифтовыми дизайнерами, консультировать графических дизайнеров, преподавать, а также работать в связке с командой над разработкой айдентики. Выпускники профиля смогут хорошо работать в связке с арт-директорами, да и сами становиться арт-директорами. В голову приходят сразу же просветительские проекты, офлайн и онлайн журналы, культурные институции, которые что-то помимо прочего издают (как, например, ГЭС2).
Одна наша студентка с профиля «коммуникационный дизайн», которую зовут настя Петяхина, проявляя изначально большой интерес именно к типографике, стала в этом году арт-директором журнала «Собака».


На мой взгляд, сегодня мы имеем большой спрос и не очень большое количество профессионалов высокого уровня, работающих именно с текстом. Несмотря на то, что мы умеем делать всякие бодрые штуки и разрабатывать концепты, ремесленная сторона еще не пройдена. И мало какая школа дает эти знания на высоком языке. Соответственно, к таким профессионалам отнесутся очень хорошо, они смогут найти свое место. Когда я учился, ничего подобного не было.

Анна Басманова. «ПАТЕНТ АРТ: Cамые странные и безумные патенты на изобретения»
София Морозова. «Мода в эпоху технологий»
Степан Разорёнов. «Учебники языков Толкина»

Что будет входить в портфолио студента профиля «Шрифт. Книга. Типографика»?

Любой хороший разработанный шрифт превращается в комплексный проект. Это точно будет наборный шрифт и акцидентный шрифт. В его рамках можно создать целый бренд этого шрифта, который будет включать в себя, например, спесимен, о котором я уже упоминал. Для портфолио это то, что нужно! Также это различные многостраничные издания разных типов от полностью текстовых до цифровых, лендинги сайтов. Темы могут быть самые разнообразные, здесь мы не ограничиваем интересы студентов.

Кому подойдет новый профиль?

Всем неравнодушным!

Как подготовиться к поступлению? Что нужно знать, уметь?

Я думаю, что на месте абитуриантов я бы следил за преподавателями и студентами таких культовых мировых вузов, специализирующихся на шрифтовом дизайне как, например, ECAL (University Of Art And Design Lausanne), и прочих университетов — крупных игроков, которые выпускают классных профессионалов. За ними можно следить в соцсетях, смотреть, что они делают, отмечать общее отношение к типографике в целом. Следить за профессионалами, работающими в отрасли editorial: дизайна многостраничных изданий, обращать внимание на проекты айдентики, построенной на типографике, смотреть в будущее: наблюдать за миром креативного кодинга, motion. Типографика на границе с технологиями сейчас рождает очень интересные штуки. Впрочем, так было всегда.

Что нужно знать и что показать на творческом конкурсе?

Студент может выбрать тему творческого проекта самостоятельно из предложенных. В работе над темой шрифт, леттеринг и типографика играют главную роль. Это может быть серия типографических постеров на тему, какое-то количество разворотов журнала, книги, газеты. Может быть какой-то типографически-ориентированный фирменный стиль или лендинг на заявленную тему, где они покажут свое умение. Можно предоставить разработку авторского акцидентного шрифта, включающего в себя прописные и строчные буквы русского и английский алфавитов, цифры, знаки препинания и специальные символы. Шрифт нужно показать в применении к носителям. А можно создать серию обложек — музыкальных, журнальных или книжных.

Шрифт. Книга. Типографика​​​​​​​
Профиль бакалавриата Школы дизайна НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург

Сегодня дизайнер-типограф должен быть способен решать комплексные задачи, связанные с изданиями любого типа: книгами, альбомами, рекламной полиграфией, создавать акцидентные и текстовые шрифты, быть арт-директором творческих команд, работающих над реализацией комплексных печатных и электронных масс-медиа, а также разрабатывать проекты в сфере брендинга и рекламы. Бакалаврский профиль Школы дизайна НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург «Шрифт. Книга. Типографика» готовит именно таких специалистов, востребованных российской и мировой индустрией.

Читайте также

«Дизайнер интерьера должен любить людей». Интервью со Степаном Бугаевым

В новом интервью для DESIGN.HSE Степан Бугаев, руководитель направления «Дизайн интерьера», рассказал о перспективах для дизайнеров интерьера (спойлер: это очень перспективно), плюсах обучения в онлайне, создании масштабных проектов для звёзд и о том, почему дизайнер должен быть эмпатом.

Михаил Борзенков: «Саунд-арт — это музыка, избавленная от диктата мелодии»

Звук — совокупность волн различных частот, окружающая нас ежесекундно. А ещё звук — это базис, на котором зиждится направление «Саунд-арт и саунд-дизайн» Школы дизайна НИУ ВШЭ. Что такое саунд-арт? Каким он видится (слышится) и чем является на деле? Как и почему он смыкается с миром аудиофилии? Об этом и многом другом мы поговорили с Михаилом Борзенковым — известным аудиофилом, телеведущим, блогером и новым куратором направления «Саунд-арт и саунд-дизайн».

Школа дизайна НИУ ВШЭ предлагает уникальную для Санкт-Петербурга возможность получить актуальное дизайн-образование.

Обучение построено на проектном подходе и тесном взаимодействии с ведущими профессионалами индустрии. За время учёбы студенты осваивают язык дизайна, пробуют себя в реальной проектной работе и в результате формируют полноценное портфолио, позволяющее им быстро найти себя в профессиональной среде.

Как поступить

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.