Кинематограф аттракционов: феерии, кругосветные путешествия, первые кинозалы

«Путешествие через невозможное», Жорж Мельес, 1904
«Путешествие через невозможное», Жорж Мельес, 1904

Что общего между феериями Жоржа Мельеса, космическими баталиями «Звездных войн» и произведениями киноавангардистов? Аттракционность — такой ответ некогда озвучил американский исследователь Том Ганнинг, предложив увидеть в первых фильмах рубежа XIX-XX веков особую и ныне почти утраченную формулу искусства. Татьяна Бакина предпринимает маленькую киноархеологическую экспедицию в поисках артефактов этой старинной аттракционной культуры.

Трудно отыскать нечто менее заманчивое в ассортименте современных аттракционов, чем 4-5-7-D-кинобудки. Если в начале десятилетия скопление отчаявшихся до третьесортных приключений энтузиастов еще можно было заметить у этих неповторимо китчевых сооружений, обещающих новый зрительский опыт, то сейчас кино-аттракционы со все возрастающим уровнем измерений интересуют разве что маркетологов-неудачников и узкоспециализированных гиков киноисследований. Но в попытках угнаться за artsy-кинематографом иногда забываешь, что кино — и есть аттракцион с долгой историей.

В середине 1980-х американский киновед Том Ганнинг пытался научить нас видеть в раннем кинематографе 1890-1900-х нечто большее, чем просто недозревшую форму кино, спровоцировав своей статьей появление термина «кино аттракционов». По мысли Ганнинга, это первый этап развития кинематографа — от возникновения первых кинолент Томаса Эдисона и братьев Люмьер до становления кинобизнеса в 1910-х. Будь то люмьеровские документальные зарисовки длиною в 50 секунд или 13-минутные декоративные феерии Жоржа Мельеса — раннее кино было для зрителей именно аттракционом, ненарративным развлечением, которое и демонстрировалось соответствующим ярмарочным образом до возникновения первых специализированных кинозалов.

Кинотеатров действительно не было: первые фильмы показывали в мало подходящих для этого местах, начиная с подвалов и залов кафе до балаганных шатров. Что грозило возникновением пожаров — нитроцеллюлозная пленка горела лучше и быстрее бумаги, особенно хорошо она горела при долгом пребывании на свету проекторной лампы, так что киносеансы иногда заканчивались серьезными происшествиями.

Версия кинетофона 1895 года с наушниками
Kinetoscope Parlor в Сан-Франциско, 1894 или 1895 год
«Черная Мария», павильон для киносъемок, сооруженный в Вест-Орандже

Наиболее ранними кинозалами, как ни странно, стали предназначенные для одного зрителя «Кинетоскопы Парлор», помещения, оборудованные кинетоскопами Томаса Эдисона. Первое такое заведение открылось 14 апреля 1894 года в Нью-Йорке, а затем продолжило экспансию в другие города США и, чуть позже, в столицу Великобритании. Аттракцион оказался популярным, но не имел широкого резонанса, в отличие от первого киносеанса братьев Люмьер полутора годами позднее. Все-таки коллективный опыт просмотра у Люмьеров оказался более понятным и привлекательным для аудитории, нежели система индивидуального просмотра фильма через окуляры эдисоновских кинетоскопов.

Кадры фильма «Фред Отт. Чихание», 1894
Кадры фильма «Фред Отт. Чихание», 1894
35-мм фильм производства Эдисона «Танец бабочек», ок. 1894–1895
35-мм фильм производства Эдисона «Танец бабочек», ок. 1894–1895
Раскадровка одного из фильмов, созданных для теста ранней версии кинетоскопа ок. 1889–1890
Раскадровка одного из фильмов, созданных для теста ранней версии кинетоскопа ок. 1889–1890
Сувенир с кадрами фильма «Сандов. Современный Геракл», 1894
Сувенир с кадрами фильма «Сандов. Современный Геракл», 1894

Создать с помощью раннего кино аттракцион по форме, а не только по своей сути, удалось не только Томасу Эдисону, но и другому американскому изобретателю Джорджу Хейлу, запатентовавшему в 1904 году новый вид развлечения под названием Hale’s Tours and Scenes of the World — симулятор кругосветного путешествия. Небольшое помещение имитировало железнодорожный вагон, и оборудовалось особыми механизмами, с помощью которых можно было создавать иллюзию движущегося по рельсам поезда, включая тряску, стук колес и прочие необходимые эффекты. Внутри помещения устанавливался экран, куда проецировались киноленты, снятые в разных уголках мира и демонстрирующие зрителям завораживающие виды, как если бы они видели эти пейзажи из окна поезда.

Стационарный железнодорожный вагон с 50 зрительскими местами. На переднее окно проецируется фильм

Патент на вагоны Hale’s Tours

Открытка из лондонского театра

Фотограф на передней части движущегося поезда снимает материал для «Призрачной поездки»

Этот аттракцион снискал славу, так что подобные симуляторы стали появляться в Европе и Азии. Но, как и любые технологические новинки, формат «Кругосветных путешествий Хейла» вскоре устарел: репертуар обновлялся нечасто, а кинематограф к началу 1910-х постепенно переходил к производству полнометражных игровых фильмов. Что было куда заманчивее, нежели поднадоевшие полудокументальные пейзажи.

В ходе своей эволюции кинематограф, разумеется, максимально отдалился от своей аттракционной праформы, и, тем не менее, в определенные критические моменты истории кино вновь и вновь испытывает тягу к техническим эффектам, к потребности удивлять зрителя внекинематографическими приемами и фокусами.

Впервые текст был опубликован в онлайн-журнале Школы Дизайна «Ризома», выходившем под редакцией Татьяны Бакиной.

name

Татьяна Бакина

Преподаватель курсов по истории моды, голливудского и жанрового кино в Школе дизайна НИУ ВШЭ, культуролог, исследователь истории моды и кинематографа, автор научных статей по истории костюма в кино.

Подробнее

Читайте также

Педру Кошта. Несколько перечеркивающих штрихов к портрету режиссера

Педру Кошта сегодня по праву считает классиком кино, одним из главных португальских режиссеров современности и ключевым автором, работающим в традиции медленного кино. Максим Селезнёв рассказывает о фильмографии Кошты — от ранних работ, созданных под явным влиянием Брессона, до эпопеи Ванды и хроникой лиссабонского района Фонтаньяш.

«Наводнение». Премьера фильма Ивана И. Твердовского, куратора Школы дизайна НИУ ВШЭ

Куратор профиля «Экранные искусства» Школы дизайна НИУ ВШЭ, режиссёр Иван И. Твердовский снял психологическую драму «Наводнение». Её литературной основой стал одноимённый рассказ Евгения Замятина, однако действие фильма было перенесено в современность и собрало в себе самые разные проявления человеческой жестокости: от буллинга в среде подростков до домашнего насилия.

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.