Видеоинсталляция Адольфа Викельмана как знак очуждения

Инсталяция Адольфа Винкельмана на Dortmund U-Tower
Инсталяция Адольфа Винкельмана на Dortmund U-Tower

Режиссер, кинопродюсер, сценарист, актер, профессор кинодизайна на факультете дизайна Дортмундского университета прикладных наук и искусств Адольф Винкельман — одно из ключевых имен для немецкого кинематографа. В 2010 году Винкельман получил уникальное предложение — поработать над грандиозной инсталляцией, расположенной в небоскребе в центре Дортмунда. О получившемся проекте и попытке зарифмовать экономические реформы с художественными жестами рассказывает Василий Мельниченко.

Адольф Винкельман, родился и всю жизнь провел в Рурской области в земле Северный Рейн-Вестфалия, в краю угольных шахт. Для немецкого кинематографа имя Винкельмана имеет очень важное значение и не может быть исключено из истории национального кинематографа. Режиссер, кинопродюсер, сценарист, актер, профессор кинодизайна на факультете дизайна Дортмундского университета прикладных наук и искусств. С Рурской областью и жизнью шахтеров связаны и многие фильмы Винкельмана. В 2010-м Адольф Винкельман получил возможность вознести свое творчество над головами жителей Дортмунда, что должно было символизировать переход Рурской области к новому типу хозяйствования и обозначить стремление на конкуренцию с Берлином за звание культурной столицы Германии.

Вот как описывает изменения в регионе кинорежиссер в 2010-м году: «Рурская область сильно изменилась. Стало намного чище, уголь больше не плавает в лужах. Я в детстве всегда клал на подоконник лист белой бумаги и на следующий день на нем был тонкий слой копоти и по копоти можно было рисовать пальцем. Однако, вместе с сажей исчезли промышленность и рабочие места. С 1960-х годов дела в регионе резко пошли вниз. Что же должны делать все эти люди, которые пришли тогда только за углем и сталью? Почему они все еще здесь? Эти вопросы являются вызовом для бизнеса и политики, но не для искусства».

Адольф Винкельман
Адольф Винкельман
Dortmund U-Tower

На искусство и культурные инициативы в тот период делали ставку многие европейские чиновники, находясь в парадигме идеалистических представлений о благотворном влиянии культуры на экономику: культурная и креативная индустрии играют важную роль в обеспечении социального единения и сплочения нации посредством содействия развитию культурного диалога, взаимопонимания и сотрудничества; «непреходящие» ценности и цели культуры заключаются в том, чтобы служить средством для развлечения, преодоления вызовов, наполнения содержанием, толкования, привлечения внимания и стимулирования. Статистика по безработице выглядела обнадеживающей благодаря переходу молодежи из разряда безработных в разряд представителей творческой индустрии (земли финансировали их переобучение).

Дортмундер U — это инвестиционный проект Евросоюза. Дортмунда и Северного Рейна-Вестфалии, рассчитанный на развитие творческого кластера экономики Земли после отказа от угольной энергетики. Дортмундер U изначально был подвалом. В 1926 году владельцам Union Brewery пришла в голову идея открыть пивоварню. Она стал первым небоскребом в регионе и остается самой важной достопримечательностью города и по сей день. После прекращения деятельности пивоварни здание долго стояло пустым, являясь одновременно памятником архитектуры и символом экономического упадка региона. Именно поэтому было принято решение превратить его в Европейский центр искусства и творчества. На тот момент развитие культурной и творческой экономик казалось панацеей от всех проблем, связанных в деиндустриализацией Европы. Ровно десятая часть от выделенных на ремонт здания средств ушла на реализацию идеи Адольфа Винкельмана создать масштабную видеоинсталляцию.

Фильм Адольфа Винкельмана «Kassel 9. 12. 67 11.54h», 1968

Когда режиссер выступил с предложением о размещении видео-панелей, администрация проекта ответила, что для этого может быть только три места: подъезд, лестница или крыша. На крыше холодно и туда никто не ходит. Для Винкельмана это стало и вызовом, и стимулом. Он выбрал все три места, вдохновляясь тем, что его искусство будет невозможно продавать, оно будет бесплатно и создаст конкуренцию Музею современного искусства, который расположился внутри здания. Своего рода фронда. Теперь башня на крыше — это место, где живут шестиметровые голуби, а макушка крыши наполняется пивом. В вестибюле расположилась эллипсом цепочка панелей, на которых транслируются панорамы Рурской области. А во время подъема по зданию бывшей пивоварни к посетителям «подходят» незнакомые люди и говорят нечто, что услышать от незнакомца является неожиданностью: они признаются в дурных проступках или грубых вещах, которые они сделали. Например, женщина украла ботокс и тайно сделала себе инъекцию, но потерпела неудачу, ее лицо не обрело молодость, она обещает больше так не делать. Кардинал (Рур — католическая земля Германии) признается, что сделал что-то аморальное. А одна женщина, рассуждает о том, что ее телефон гораздо умнее ее. Всего таким образом представлено 9 киноминиатюр. Предполагалось установить и динамики на крыше, но закон об охране тишины не позволил реализовать эту идею. Для того, чтобы не создавать светового загрязнения в ночное время, все панели внешней части видео-инсталляции ровно в 22:00 снижают свою яркость.

Было бы странным, если бы созданная Винкельманом видео-инсталляция сохранила себе я первозданном виде. С самого начала она работала не только как шоу, но и как своего рода часы, определяя дни, время суток и сезон года. Каждый день имеет свой мотив. Голуби появляются каждый час: почтовые голуби — в будние дни, белые голуби — по воскресеньям и в праздничные дни. Инсталляция постоянно редактируется художником. Для нее снимаются новые фильмы. Архив контента Дортмундер U от Адольфа Винкельмана теперь включает более 160 отдельных фильмов. Также башня информирует горожан о домашней игре футбольной команды BVB. И транслирует определенные политические установки, заявляя, например, от собственного лица подобные реплики: «Я, башня, уже тогда находила нацистов совершенно не крутыми». Также доступ к панелям имеют и другие художники. В 2019-м году на панелях Дортмундер U демонстрировалась инсталляция Йоко Оно, посвященная беженцам.

Инсталяция Адольфа Винкельмана на Dortmund U-Tower
Инсталяция Адольфа Винкельмана на Dortmund U-Tower

Удалось ли добиться поставленных в начале 2000-х задач —изменения экономики через культуру? Ответом может служить тот факт, что творческие направления удалены из списка финансируемых бюджетами направлений переобучения почти во всех землях Германии. У Адольфа Винкельмана есть фильм «Много угля». Главный герой — молодой шахтер из Реклингхаузена, который не понимает, что ему делать со скарбом, который он наживает тяжелым трудом и как жить дальше с женой, с которой уже нет даже взаимной симпатии. Однажды на глубине 1000 метров, в шахте, он внезапно исчезает. Его найдут обезумевшим в шахте под Дортмундом и поднимут наверх, где он встретит девушку, с которой у него начнется новая жизнь. Интересно было бы проследить влияние Винкельмана на Аки Каурисмяки. Чудеса — обычное явление для искусства, но в области экономики полагаться на культурные прорывы наивно. Германия снова распечатывает угольные шахты. Но так ли уже неправы те, кто продвигал политику бюджетной поддержки культурной индустрии?
Современный человек является знаком отчуждения не только от продукта своего труда, он исключен из бытия как субъект, отчужден от самого себя, своего творчества. Отчуждение от творчества выражается в не последнюю очередь засильем всевозможных технологий, превращающих человека в функционера рыночных и политических институций. Модернизационный сценарий немыслим без создания общественной «утопии», проекта будущего. Но потенциально жизненным такой проект может стать только при возврате личностью своей субъектности. Не заполнение внутренней пустоты потреблением вещей и технологий, а вложение собственной полноты в пустоту будущего, создание себя в неопределенном грядущем.

Такие же ценности как частный интерес в экономике, отчуждение общественности от принятия политических решений, все возрастающая зависимость человека от бюрократии, символизирующей государство, оставляют человеку только пространство частного бытия. В таких условиях единственно возможным кажется только консервативное, охранительное мировоззрение, что не соответствует ни общественному характеру человеческого бытия, ни необходимым условиям для преодоления кризисов с опорой на творческий потенциал общества.

Dortmunder U Tower Video Display

Не Винкельман виновен в том, что реформа экономики Рурской области через культуру не состоялась. Верный посыл создания условия для «возвращения к себе» (по Гегелю себя человек обретает только через развитие своих интеллектуальных и эстетических качеств) столкнулась с формой экономических отношений, построенных на частном интересе. И движущий мотив «бесплатного искусства» превратился таким образом в знак доминирования электронных корпораций. Видеоинсталляция не может не очаровывать технологическими возможностями, одновременно отрезая путь к творчеству тем, кто не может получить столь щедрое финансирование для реализации творческих идей. Выходом для художников может стать или поиск хозяина в безличном мире капитала или вложение своего таланта в формирование общественного запроса на такую форму отношений, где искусство не будет товаром и принадлежностью привилегированных групп, но станет творческим инструментом возвращения к себе. Бесплатное искусство — идея, столь вдохновившая Винкельмана, может реализоваться лишь при равном доступе к образованию и производству искусства для каждого человека.

name

Василий Мельниченко

Преподаватель профиля бакалавриата «Ивент-дизайн. Театр. Перформанс» в Школе дизайна НИУ ВШЭ. Художник (кино, фотография, акционизм), исследователь культуры, член Нового Берлинского Союза Художников.

Подробнее

Читайте также

«Авторское кино» с Иваном И. Твердовским

В «Москино Музейный» проходит регулярный киноклуб «Авторское кино» под руководством режиссера, сценариста и преподавателя Школы дизайна НИУ ВШЭ Ивана И. Твердовского.

«Создавая Монтгомери Клифта»: биография как аппликация

«Создавая Монтгомери Клифта» — на первый взгляд тишайший и банальнейший байопик, ласково смонтированный родственником великого голливудского актера, известного по ролям в фильмах Хичкока, Хоукса, Крамера. Но это обманчивое благодушие нарушает несколько подозрительных обстоятельств, связанных с происхождением архивного материала. О подвохах фильма и связи медиаархеологии с теориями заговора рассказывает Максим Селезнёв.

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.