Школа дизайна НИУ ВШЭ х «Открытый город». Лекторий в пространстве CREATIVE HUB

Школа дизайна НИУ ВШЭ х «Открытый город». Лекторий в пространстве CREATIVE HUB

8 сентября в пространстве CREATIVE HUB в рамках программы фестиваля Москомархитектуры «Открытый город» прошел открытый лекторий, состоящий из паблик-тока и дискуссии, посвященный проектированию пространства вокруг нас.

Бездушные нейросети на стороне духовности: зачем привлекать технологии в проектировании сакральных пространств?

Архитекторы и основатели бюро Osetskaya.Salov провели открытое обсуждение о возможностях применения искусственного интеллекта в создании городских пространств особого типа: мест силы, медитативных зон, храмов и часовен.

Жизнь в мегаполисе дает немало поводов для тревоги и беспокойства. Чтобы восстановить эмоциональное и ментальное равновесие мы ищем в городе пространства, которые позволят вернуть утраченную гармонию. Спасением становятся сакральные сооружения, зелёные парки или открытые набережные у воды.

Набор требований к пространствам, способным благотворно влиять на ментальное здоровье человека, можно вычислить с математической точностью, а создание наиболее эмоциональных мест в перенасыщенных функциями мегаполисах может быть отдано искусственному интеллекту.

Может ли нейросеть помочь в формировании сакральных пространств, какую пользу это может принести и как эти пространства могут быть интегрированы в современную городскую ткань? Ответы на эти вопросы искали эксперты в области VR-технологий, архитектуры и социологии:

  • Татьяна Осецкая и Александр Салов, архитекторы, основатели архитектурного бюро Osetskaya.Salov, кураторы воркшопа «Квинтэссенция сакрального: наедине с пространством» в рамках фестиваля «Открытый город».
  • Марат Невлютов, исследователь, журналист, редактор. Преподаватель архитектурной школы МАРШ и Шанинки, старший научный сотрудник НИИТИАГ, главный редактор онлайн-издания ПИЛА. Кандидат архитектуры, МА in Sociology Манчестерского университета, выпускник Шанинки и Института «Стрелка».
  • Андрей Киселёв, архитектор. Руководитель экспериментальной проектной лаборатории «синтез» (www.sintez.space). Преподаватель Школы дизайна ИОН РАНХиГС. Эксперт по нейросетям и VR.
  • Юрий Шередега, главный архитектор и сооснователь компании «Sheredega Consulting», член Экспертного совета при Министерстве строительства и ЖКХ Российской Федерации по формированию комфортной городской среды.
  • Вадим Булгаков, дизайнер, арт-директор, диджитал-продюсер. Руководил проектами и развивал продукт от беты до запуска в релиз в Lapka, Baselance, Papaton Kids, CardPlace. Преподаватель Школы дизайна НИУ ВШЭ, дизайнер Лаборатории дизайна НИУ ВШЭ.

Татьяна Осецкая и Александр Салов, архитекторы, основатели архитектурного бюро Osetskaya.Salov определили курс воркшопа на исследование сопряжения искусственного интеллекта, как чего-то априори бездушного, и творчества в самом остром, духовном его проявлении — сотворении сакрального.

«Сакральное пространство — не столько храмовое, что чаще всего подразумевают под сакральным, сколько некое пространство, которое подразумевает перенос в другую темпоральность, наличие какого-то ритуала в этом пространстве, преобладание какой-то символики в нем. Что-то, на первый взгляд, мифическое и непонятное, но в то же время мы можем довольно четко определить его сакральную принадлежность».

Юрий Шередега, главный архитектор и сооснователь компании «Sheredega Consulting», член Экспертного совета при Министерстве строительства и ЖКХ Российской Федерации по формированию комфортной городской среды, видит искусственный интелект, как инструмент:

«Мы проектируем с помощью искусственного интеллекта. Нам совершенно все равно, какие это объекты — сакральные или не сакральные, это просто часть проектирования. ИИ пишет тексты, он часть AutoCAD’а, ArchiCAD’а, Revit’а и других программ. И, безусловно, с этой точки зрения можно спроектировать любой объект. Может ли ИИ сам спроектировать сакральный объект? Наверное, нет. Потому что все равно есть человек, который нажмет кнопку пуска и напишет первое задание. Возможно, что в связи с набором критического материала, нейросети придут к возможности делать это самостоятельно. Но все же, как в основании сакрального стоит господь, так у корней искусственного интеллекта будет стоять человек».

О возможности производста сакрального нейросетями рассуждал Марат Невлютов. Фенологи описывают создание сакрального как нечто священное. При входе в пространство с высоким потолком и сверху спускающимся светом мы можем пережить чувства, усвоенные нами через предыдущий опыт. Это позволяет утверждать, что священные пространства могут быть созданы, но для этого нужно разработать соответствующую систему верований. Джон Рёскин называл такую систему «религией красоты», в которой существуют определенные врожденные принципы (фенологические, сенсорные, пространственные), которые мы можем обнаружить, и они будут вызывать в нас образы, сопоставимые с фигурами, приходящими к нам во снах. Эти образы будут относительно универсальными для всех людей. Чтобы достичь священного пространства, объект должен совершить акт перехода и обрести трансцендентные свойства, которые вознесут нас туда, где мы еще не находимся. Присваивание священного статуса и связанные с ним коллективные ритуалы способствуют формированию сообщества. Могут ли машины создавать подобные ритуалы?

Юрий Шередега же заострил внимание о том, что сакральное старается оставаться в точке своего создания и тянет человека за собой назад. «Религия всегда возвращает к своему главному моменту, все исторические события — к событию, которое произошло когда-то. Люди тем не менее растут, эволюционируют. Есть и моменты, когда сакральное где-то впереди. Например, когда Юрий Гагарин летел в космос, сакральное было где-то там, в освоении космоса, в неком стремлении к звездам. Отчасти, современные интерпретации религий тоже могут тянуть вперед — все лучшее будет там, в загробной жизни. Поэтому искусственный интеллект может стать двигателем сакрального вперед, поскольку он явно растет, явно инновационен. Он — некое завоевание космоса наших дней. Это уже не те сакральные объекты, которые обычно представляются: храм, крест, Стоунхендж, дом-музей Цветаевой, а новые, которые не получается еще вообразить. И тогда сам искусственный интеллект становится сакральным».

Говоря о возможности квалификации искусственного интеллекта как живой сущности, спикеры обсудили, что восприятие живого-неживого свойственно не только людям, но и животным. Робот, проявляющий признаки жизни, может быть принят животными за живое существо — с точки зрения биологии, в роботе жизни нет, но с точки зрения восприятия — жизнь есть. Людям также комфортнее коммуницировать с ИИ, у которого присутствуют признаки жизни. На уровне восприятия мы можем забыть о неживой природе собеседника. С точки зрения психики, живым может стать что угодно.

Отчасти, наделением искусственного интеллекта живыми качествами, применением к нему слов «дышит», «пишет» и других глаголов, антропоморфизируя неживое, люди, по мнению Марата Неврютова, пытаются справиться с «невыносимостью сакрального», «одомашнивают» пугающую, непонятную технологию. «Описывание необъятного» включает разрабатывание ритуалов, выстраивающих взаимодействие с машиной. И в момент полного «приручения» сакрализация исчезает. Например, один из ритуалов одомашнивания — перезагрузка компьютера, если что-то пошло не так. Таким образом мы пытаемся починить машину, но действуем наивно, надеясь на «чудо».

Александр Салов: «Однажды в институте старый-старый профессор, который долго пожил и много всего прекрасного видел, рассказал нам такую историю. Приходит к нему его внук и спрашивает: „Дедушка, ты старый, ты много пожил. В чем смысл жизни?“, и он ему ответил такими словами: „Все очень просто. Ни в чём, пока сам его не поймешь“. Прорезюмирую такими же словами, но по отношению к искусственному интеллекту. В наших руках машина с бесконечными возможностями. Она может все, но она сможет это только тогда, когда мы сами поймем, что мы от нее хотим. Давайте тогда смотреть на машину ответственно, и она сможет сделать наш мир лучше».

Точки соприкосновения: узнать город заново. Дискуссия о проектировании инклюзивной среды в рамках воркшопа «Световая инклюзия:on/off»

В рамках дискуссии спикеры рассказали о городе как многослойной системе пересечения интересов его жителей и постарались ответить на следующие вопросы:
Как создать комфортную и инклюзивную среду, учитывающую интересы различных социальных групп и локальные особенности места?
Какую роль играют архитектура и средовой дизайн в создании удобных и безопасных способов взаимодействия человека с городом?
Как будет выглядеть городская среда будущего?

Елена Овденко, старший аналитик агентства пространственных изменений horovod.space, преподаватель Факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ в воркшопе «Как узнать город заново? Дискуссия о проектировании инклюзивной среды» на примере работ агенства horovod.space рассказала о развитии городов. Город — это система пересечений различных слоев и интересов, а его среда — это продукт проработки и исследования кодов, характерных элементов среды.

Для создания города, как инклюзивного пространства, учитываются интересы разных социальных групп (маломобильные, родители, молодёжь и др.), исследуются факторы вреда, работают с локальностью.

Например, в коде среды учитывают психологический портрет, географические особенности, социальная среда, культурный слой, пространственная структура и экономический ландшафт. Так, horovod.space в работе с Астраханью, исследуя локальность, поняли, что следует развивать не туристический код, а код гостеприимства.

Продолжил дискуссию Олег Гончаров, руководитель Центра креативного девелопмента, индустриальный партнер Школы дизайна НИУ ВШЭ, сооснователь дизайн-завода Флакон, резидент и девелопер арт-парка Никола-Ленивец, руководитель направления «Медиа» киномедиакластера Метмаш г. Москва. На примерах реализованных проектов рассказал об искусстве коммуникации и роли художников и креативных продюсеров в формировании современной среды.

«Надо создавать своё, создавать новые среды, за которые до вас ещё никто не брался. Городские пространства очень консервативны, но креативные среды, по типу Школы Дизайна, помогают сублимировать идеи, профессионально расти и реализовывать свои проекты».

В финале встречи участники, совместно с Юлией Жарковой и Дарьей Новиковой, светодизайнерами, управляющими партнёрами бюро Культура Света, поговорили о роли света в городской среде и посмотрели фильм «inclusiON» об особенностях восприятия света.

Участники:

  • Елена Овденко, старший аналитик агентства пространственных изменений horovod.space, преподаватель Факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ
  • Анна Бирина, руководитель проектов агентства пространственных изменений horovod.space
  • Олег Гончаров, руководитель Центра креативного девелопмента, индустриальный партнер Школы дизайна НИУ ВШЭ, сооснователь дизайн-завода Флакон, резидент и девелопер арт-парка Никола-Ленивец, руководитель направления «Медиа» киномедиакластера Метмаш г. Москва.
  • Дарья Новикова, светодизайнер, управляющий партнёр бюро Культура Света, куратор воркшопа «Световая Инклюзия: on/off»
  • Юлия Жаркова, светодизайнер, управляющий партнёр бюро Культура Света, куратор воркшопа «Световая Инклюзия: on/off»

Лекторий прошел 8 сентября с 15:30 до 19:30 в пространстве CREATIVE HUB по адресу: Пантелеевская 53.

Читайте также

Школа дизайна НИУ ВШЭ и Московский Музей Дизайна

В прошедшие выходные преподаватели направления «Гейм-дизайн» и профиля «Игровая графика и концепт арт» Варвара Бададгулова и Элеонора Ушакова прочитали лекцию в Московском Музее Дизайна на тему: «Графика в видеоиграх, от концепт-артов до моделей и текстур».

«ДИЗАЙН & ESG». Дискуссионная площадка Школы Дизайна НИУ ВШЭ и Всероссийского музея декоративного искусства

29 апреля в 13:00 пройдет дискуссионная площадка по устойчивым стратегиям и циркулярному дизайну Школы Дизайна НИУ ВШЭ и Всероссийского музея декоративного искусства. В креативном пространстве CREATIVE HUB выступят эксперты в области устойчивого дизайна и экономики, основатели и представители различных брендов и дизайнеры.

Направление обучения

Дизайн среды и интерьера

Дизайн среды формирует реальность вокруг современного человека. Это внешний вид пространств и предметов, которые нас окружают: дизайнеры среды проектируют интерьеры и мебель, городскую среду и ландшафты.

Эта сфера, как никакая другая, сочетает в себе концептуальность и утилитарность. В Школе дизайна НИУ ВШЭ дизайнеров среды учат и тому, и другому: студенты одновременно создают комфортную среду и выражают сложные мысли средствами графической коммуникации.

Пойти учиться на дизайнера среды — значит получить шанс стать профессионалом, чья роль в формировании среды обитания человека не менее важна, чем роль инженера или архитектора.

Как поступить

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.