Музыка как дневниковое письмо: японский композитор PowaPowa‑P

Обложка трека Powapowa-P Girl A /少女A
Обложка трека Powapowa-P Girl A /少女A

Продолжаем серию текстов, посвященных эссеизму. Powapowa-P — никнейм японского композитора Мидзогути Рё, сочинявшего музыку с использованием технологии Vocaloid для лейбла Gingu. О музыкальном альбоме как способе рассказать личную, дневниковую историю пишет студентка Школы Дизайна Ольга Альдинейкина.

В 2009 году, спустя 2 года после выхода голосового синтезатора Vocaloid и войсбанка (набор звуков на основе определенного голоса) Hatsune Miku, на просторах видеохостинга NicoNicoDouga появляется исполнитель PowaPowaP и выкладывает свою первую песню «おはよう。».

Трек Powapowa-P «Доброе утро»

Именно с этого произведения начинается путь, насквозь пропитанный эссеизмом и личной дневниковой интонацией. Главной темой этой музыки становится депрессия, важность индивидуальной личности в контексте обществе и (не)принятие его социумом. Вся дискография японца превращается в одно длинное интимное эссе, состоящее из нескольких слоев. Каждый новый уровень восприятия здесь позволяет взглянуть иначе на песни (на первый взгляд просто грустные стихи о взрослении). Это эссе, написанное мелодиями и песенными текстами, подобно тому как писатель пишет пером.

Последний трек Powapowa-P «Здоровый финал»

Единую повествовательную линию можно проследить уже в названиях его композиций. Самая первая называется «おはよう。», что переводится как «Доброе утро». Последняя, выпущенная уже после смерти музыканта его другом Юма Саито — «ヘルシーエンド» — «Здоровый финал».

С формальной точки зрения стоит выделить два ключевых аспекта:

Звуковой фон

Песня, как жанр, вобрала в себя лучшие составляющие двух медиа-инструментов: текст, способный создать у человека в голове образ, который будет зависеть только от его мышления, и звук, позволяющий заполнять некоторую пустоту и вместе с тем создавать фон, на котором созданный воображением образ сможет развернуться.

Синтезатор голоса

Использование лишь голосовых синтезаторов, не имеющих за собой ничего человеческого, не способных вносить какие-либо правки и создавать дополнительные смыслы, чувствуется как осознанный выбор, поскольку все тексты — слова, которые он не мог спеть сам, но которые смогли передать искусственные «певцы», голосовые имитации.

Слова его песен всегда рассказывают некий сюжет: в «うたをうたうひと» («Человек, что поёт песни») — это рассказ об утрате своего образа в обществе и поиске себя через музыкальную работу. В «アストロノーツ» («Астронавты») композитор прощается с дорогим ему человеком и извиняется перед ним, сама структура текста напоминает скорее письмо или обрывки записок, адресованных кому-то близкому. Так, каждый текст пронизан поиском смысла существования человека как индивидуальности. Композиции — не просто грустные песни с повторяющимся припевом, но полноценные маленькие рассказы, позволяющие ассоциировать себя с главным героем (зачастую с самим автором).

Трек Powapowa-P «Астронавты»

Сам шестилетний путь композитора PowaPowa-P и был исследованием депрессии и одиночества в толпе, финалом которого стало самоубийство автора в 2015 году. Тот самый «здоровый финал» его карьеры — в тексте последней вышедшей песни он будто бы прощался со всеми фанатами, рассказывая о своей боли и страданиях; он умер не от болезни, а сам закончил свой путь, оставив после себя музыку.

Важно отметить, что если бы не музыкальное сопровождение, сами по себе сюжеты воспринимались бы как поверхностные. Его слова стали бы незамысловатой иллюстрацией страданий, скольжением по темам депрессии и отчужденности. Музыка же сделала работы PowaPowaP не просто объектом культуры, но настоящим инструментом-языком.

Читайте также

Вспомнить всё: история транса

За 30 с лишним лет транс стал для танцевальной музыки примерно таким же системообразующим понятием как и диско — сегодня это важная часть генетического кода клубного звучания. В его истории были взлеты и падения: транс проделал путь из андерграунда в мейнстрим, успел разделиться на множество течений и стать для одних едва ли не религией, а для других — символом коммерции и дурновкусия. Пройдя фазу массового триумфа, транс почти исчез с радаров, а спустя примерно 25 лет (что соответствует дистанции в одно поколение) возродился в совершенно новом обличье и снова вошел в моду. Отмечая 30-летний юбилей жанра, Ник Завриев вспоминает самые яркие трансовые треки и важнейшие моменты в истории жанра.

Немецкий связной: от Boney M до Rammstein

Boney M, Scorpions, Modern Talking, Rammstein — немецкие рок и поп-коллективы в разное время приобретали статус едва ли не народных групп у русскоязычной аудитории. Андрей Бухарин прослеживает краткую хронику этой влюбленности в музыку из Германии, высказывая предположение об особом влиянии немецкого вкуса на российских меломанов последних десятилетий.

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.