(Не)детская музыка Михаила Броннера

(Не)детская музыка Михаила Броннера

Михаил Броннер — композитор, чья музыка представляет собой смелые и неожиданные сочетания. Вдохновляясь поэзией Григория Остера, Даниила Хармса и Эдварда Лира, он создает яркие, неординарные музыкальные опусы для детского хора и фортепиано, оперы по произведениям Корнея Чуковского, Ганса Христиана Андерсена, Вильгельма Гауфа, Сергея Козлова. Об одном из направлений в творчестве Броннера — сложной, «взрослой» музыке, исполняемой детьми, — рассказывает Анна Костина.

В творчестве Михаила Борисовича Броннера сочетаются множество различных жанры: это и многочисленные камерные опусы для самых необычных инструментальных составов, и яркие симфонические полотна; балеты и оперы, входящие в репертуар московских театров, сочинения для детского хора и прозвучавший в Германии с огромным успехом грандиозный «Еврейский реквием», музыка к многосерийному фильму «Неудача Пуаро», и работа в еженедельных телевизионных передачах; это многочисленные инструментальные концерты и музыка к театральным спектаклям.

Впрочем, одна из областей творчества заслуживает особого внимания — это музыка для детей и юношества, к которой композитор обращается на протяжении всего творческого пути. Здесь и оперы («Бармалей», «Съедобные сказки», «Гадкий утенок», «Вредные советы»), сочинения для детского хора а капелла и в сопровождении оркестра/ансамбля инструментов.

Композитор смело доверяет такие сложные жанры, как опера, юным исполнителям, не выделяя при этом детскую оперу в отдельный, «легкий» жанр, напротив, подчеркивая, что именно через театр можно приобщить детей к серьезной и даже современной академической музыке (коей по незнанию нередко остерегаются и сами взрослые), формируя таким образом будущую, готовую к новой музыкальной лексике аудиторию.

«Я не думаю, что вообще существует такая особая музыкальная форма. Опера есть опера. Вообще это придумано — и замечательно — Наталией Ильиничной Сац. Опер для детей до этого не было. «Дитя и волшебство» или «Матушка Гусыня» Равеля совсем не детские произведения. Или, например, балет «Щелкунчик». Специально для детей писались разве что фортепианные циклы, такие, как «Детский альбом» Чайковского. Поэтому я о своем сочинении предпочитаю говорить просто «опера».

«Съедобные сказки». Детский музыкальный театр им. Н. И. Сац
«Съедобные сказки». Детский музыкальный театр им. Н. И. Сац

«Театр очень помогает именно в вопросе приобщения детей к мировой музыке. Хороший спектакль даже самую сложную музыку помогает воспринимать легче и с увлечением. Как, например, в случае с „Апельсинами“ (спектакль Георгия Исаакяна „Любовь к трем апельсинам“ — А.К.). Совсем не детское произведение благодаря театральному переложению становится невероятно увлекательным для ребенка. Дети в бешеном восторге, скажем, от такого непростого произведения, как „Нос“ Шостаковича, дети любят Равеля. Вообще, мне кажется, что чем сложнее, многослойнее, необычнее произведение, тем легче дети на него откликаются. А дальше уже дело педагогов — объяснить детям, почему композитор избрал именно такой музыкальный язык».

Не только в музыке, но и в жизни композитор уделяет детям много внимания и заботы. Автор предусмотрительно и с большим уважением к детской аудитории сочинил краткую «биографию» с пометкой: «только не для взрослых!», фрагмент которой как нельзя лучше объясняет, почему Броннер часто пишет для детей:

«Хотя взрослые пели, играли и даже „танцевали“ (в 1985 году был поставлен балет „Оптимистическая трагедия“) мою музыку, писать для них мне немножко надоело. Я понял, что гораздо интереснее писать для жизнерадостных и непослушных детей, чем для очень послушных, но совсем нежизнерадостных взрослых (наверное, они такие нежизнерадостные, потому, что у них есть дети, а с детьми — очень тяжело, вы же знаете!)».

Композитор имеет сына и двух внуков. Однако близкий круг детей в жизни автора гораздо шире: достаточно назвать коллектив, с которым композитора связывают долгие годы дружбы и творчества — детская хоровая школа «Полёт» имени Т.Е. Селищевой. Многие премьеры хоровых сочинений Броннер доверил «Полёту». К юбилею композитора в минувшем году коллектив подготовил памятное видео:

Музыка Броннера в «Полёте»

САКРАЛЬНАЯ МУЗЫКА ДЛЯ ДЕТЕЙ

Творчество Броннера для детей и юношества охватывает два полярных направления — светскую, чаще всего юмористическую музыкальную литературу и совершенно иной полюс — духовную музыку. Важный содержательный аспект произведений Броннера (как для взрослых, так и для детей) связан с сюжетами Книги — собирательным понятием, под которым автор подразумевает различные библейские тексты.

«Особым качеством стиля Броннера можно считать высокую степень символической обобщенности идеи. Иногда она получает свое выражение в программных названиях, при этом в произведениях последних лет программность почти всегда связана с осмыслением важнейших, ключевых моментов становления нашей цивилизации. Кто мы? Откуда пришли? Куда идем? Правы ли мы и как нам быть? Что есть Бытие в высшем значении понятия и сумеем ли мы Быть вообще? Вот вопросы, которые слышатся в сложной интонационной связи музыки Броннера».

Кокжаев М. «О стиле Михаила Броннера»

Очевидна серьезная заинтересованность автора в сюжетах, связанных с нравственно-религиозной и философской тематикой, его тяготение к миру духовности, к проблемам высокой этической чистоты.

«Броннер не просто композитор, но еще и философ, которого интересуют судьбы мира. Обращает на себя внимание внутренняя и даже внешняя связь его духовных сочинений. По словам самого композитора, они объединены общим внутренним смыслом. В Библии его волнуют особые, сложные ситуации, неразрешимые коллизии. И его музыка выражает остроту этих ситуаций в интеллектуальном их преломлении».

Рожновский В. Московская осень — 2001: тенденции, концепции, имена // Российская музыкальная газета. — 2001. № 12. С.4.

М. Броннер и Детская хоровая школа «Полёт» им. Т.Е. Селищевой
М. Броннер и Детская хоровая школа «Полёт» им. Т.Е. Селищевой

Это может показаться парадоксальным, но сложность и глубина содержания духовных произведений Броннера не являются препятствием к исполнению этой музыки детским хором. Напротив, автор часто пишет опусы на сакральные тексты для различных составов — детского, смешанного хора, оркестра. Назовем некоторые знаковые сочинения:

  • «Еврейский реквием» для четырех солистов, смешанного хора, детского хора и симфонического оркестра (1992)
  • «Крестовый поход детей» для детского хора, органа и камерного оркестра (2009)
  • «Дети пишут Богу» для детского хора и камерного оркестра (2021)

«Для них [детей] не надо снижать уровень» — подчеркивает композитор, размышляя о феномене детской оперы и необходимости (а точнее, по мнению автора, ее отсутствии) использования «адаптированного» музыкального языка. Эти слова можно в равной степени отнести и к области духовной музыки для детей и юношества.

«Крестовый поход детей» буквально завораживает своей трагической страстностью и пронзительной болью. Рассказанная в нем реальная история о Крестовом походе детей, направленных по наущению взрослых спасать Палестину от неверных, воспринимается автором как современная и удивительным образом проецируется на настоящее, приобретая общечеловеческие вневременные черты и гуманистический пафос. При этом композитор не боится быть предельно эмоционально открытым в обличении зла, искалечившего детские души. Эффект получается потрясающий!«

Т. Егорова, «Музыкальная жизнь», 2010

«Из глубины взываю к Тебе...». Псалтырь для детского хора. Михаил Броннер, 1990

Как отмечает Власова, среди сочинений, связанных с образами Книги, отсутствуют сольные инструментальные пьесы [Власова М. Сакральные сочинения Михаила Броннера // Культура и цивилизация, 2017. Т. 7. № 1A. С. 516–522]. Хоровое же звучание отвечает идее соборности, единения в молитве. Тембровое своеобразие, естественное звучание певческого голоса ребенка представляется композитору выразительнейшим инструментом. Здесь можно вспомнить и о старинной барочной практике, к примеру, сочинениях великого Баха, которые также исполнялись хором мальчиков — без поставленного вибрато, в естественной тесситуре.

Мягкость, естественность и чистота звучания детского хора без инструментального сопровождения в одном из ранних духовных опусов Броннера — «Псалтыри» (1991) заставляет вспомнить о слове Божьем: «Будьте как дети» (Мф. 18: 3) «ибо таковых есть Царствие Божие» (Мк. 10: 14). Чистота диатоники, плавность голосоведения, типичная для церковной монодии, сплетенная здесь в мягкую, постепенно развертывающуюся аккордовую вертикаль, упругая синкопированная ритмика и антифонные октавные молитвенные возгласы — все эти, не выходящие за пределы традиции и не претендующие на авангардность музыкальные средства представляют особый, узнаваемый броннеровский почерк в широком поле musica sacra nova:

«Крестовый поход детей» (Евангелие от Петра), Михаил Броннер, 2009

Иной звуковой потенциал детского хора предстает в во всех отношениях не по-детски трудных сочинениях, таких как кантата «Stabat Mater» для детского хора, голоса и камерного оркестра (1993) и «Крестовый поход детей» для детского хора, органа и камерного оркестра (2009).

«Stabat Mater» — католический гимн, автором которого считается итальянский поэт XIII века Якопоне да Тоди. Свое название этот жанр получил по первым строкам Stabat Mater dolorosa («Стояла мать скорбящая»). Первая его часть повествует о страданиях Девы Марии во время распятия Иисуса Христа, вторая представляет собой мольбу грешника о даровании ему Божьей милости.

«Врата небес» для скрипки и камерного оркестра

«Страсти по Иуде» для баяна и камерного оркестра

«Анна Ахматова» Пять песен без слов для аккордеона соло

«В поисках Грааля» концерт для скрипки, камерного оркестра и юного музыканта

«Dona nobis pacem» для смешанного хора и органа

«Три печальных послания» для домры и фортепиано

Гимн «Stabat Mater» послужил источником вдохновения для многих композиторов. В настоящее время установлено более 200 композиций на этот текст. Музыка кантаты изобилует смелыми сочетаниями традиционных скорбных интонаций и, в то же время, модерновых средств, таких как: переменный размер, нерегулярная ритмика, расширенная тональность и политональные сочетания, свободное оперирование хроматизмами, эллиптическими последовательностями и сопоставлениями, кластерными созвучиями. Объективно трудные для интонирования учениками средних классов ДХШ, эти средства, характеризующие авторский стиль Броннера, раздвигают границы академической музыки, открывая бездонное богатство новой музыки в том числе для детской аудитории.

Драматургически действенным приемом является контрастное сопоставление разделов со сменой градуса сонантности: от напряженных, гармонически и ритмически насыщенных и усложненных номеров к более «разреженным», «классичным» — с использованием привычных метро-ритмических структур и типов фактур (например, почти «гитарный» аккомпанемент в нежно-скорбном № 2 «O quam tristis et afflicta» («О, как печальна и сокрушенна была Она...») или мерно пульсирующие трихордовые сочетания в «белом» a-moll в заключительном разделе). Восприятие подобных фрагментов обладает особым контекстуальным свойством: это и лирические страницы, искреннее личное моление и катарсически возвышенное звучание.

Духовная музыка Броннера, как и многие опусы композиторов эпохи 1970-х, знаменующие духовный ренессанс, представляет собой яркое и стилистически уникальное явление с узнаваемым «лицом». Это сплав традиционных элементов литургической монодии, псалмодирования с уже неизбежным «внедрением» этих принципов в свободный, эмоционально открытый и в музыкальном отношении усложненный музыкальный язык современного автора, которого волнуют нравственные вопросы, вопросы бытия, взаимоотношения человека и Бога. И, кто знает, может быть, именно через исполняемую детьми музыку недетского содержания взрослые смогут найти в ней искомые ориентиры, ответы.

name

Анна Костина (Филиппова)

Преподаватель курсов «Старинная музыка», «История оперы и драматургия», «История русской музыки» в Школе дизайна НИУ ВШЭ.

Подробнее

Читайте также

«Иллюстрированные песни»: музыкальные клипы XIX века

Уже несколько десятилетий видеоклипы являются одним из самых важных каналов визуальной коммуникации для музыкальной индустрии. Однако что можно и нужно считать прототипом музыкальных видео? И причем тут продавцы нотами, потерявшаяся девочка, полицейский и мелодраматичная история любви? О прототипах музыкальных клипов рассказывает Владимир Басков.

Немецкий связной: от Boney M до Rammstein

Boney M, Scorpions, Modern Talking, Rammstein — немецкие рок и поп-коллективы в разное время приобретали статус едва ли не народных групп у русскоязычной аудитории. Андрей Бухарин прослеживает краткую хронику этой влюбленности в музыку из Германии, высказывая предположение об особом влиянии немецкого вкуса на российских меломанов последних десятилетий.

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.