«Работа со студентами очень похожа на работу с редакцией». Интервью с Ольгой Страховской

В этом году к команде преподавателей Школы дизайна НИУ ВШЭ присоединилась Ольга Страховская — журналистка, медиаменеджер, бывший шеф-редактор The Blueprint, имеющая огромный опыт работы в различных медиа. В интервью Ольга подробно рассказала о своей карьере, поделилась взглядом на современные медиа и их развитие и рассказала о том, чему уделяет наибольшее внимание на занятиях со студентами.

Фото © Алина Валитова
Фото © Алина Валитова

Куратор профиля «Медиа и дизайн» в Школе дизайна НИУ ВШЭ, журналистка, медиаменеджер. В прошлом — главный редактор Wonderzine, шеф-редактор The Blueprint, редактор изданий Look At Me, The Village, «Афиша».

Вы стали куратором образовательного направления «Медиа и дизайн» в Школе дизайна НИУ ВШЭ. Расскажите про свой опыт и чем он будет полезен для студентов вашего направления?

Я занимаюсь медиа с начала нулевых, то есть больше двадцати лет. В 2001-м окончила журфак МГУ, училась на вечернем, поэтому почти сразу начала работать, и переработала в ряде лучших московских медиа — от «Афиши» и «Ведомостей» до The Blueprint. Писала про музыку, занималась кинокритикой, делала раздел про кино на сайте «Афиши» с блестящей креативной парой — Романом Волобуевым и Стасом Зельвенским. Постепенно стала редактором культуры — в Look At Me, The Village. А начинала с глянца и, что забавно, с мужского. Но жизнь привела меня в эмансипированное издание Wonderzine (сайт издания заблокирован территории РФ по требованию Роскомнадзора), где все шаблоны и клише мужского глянца мы разоблачали.

Собственно, в 2013 году основатели Look At Media Леша Аметов и Вася Эсманов решили делать Wonderzine — «издание для женщин, которые не читают женские издания». Эта формулировка была очень созвучна состоянию медиа на тот момент. В нем была очень жесткая дихотомия гендерно-маркированных изданий и женские издания были не просто специальной тематической нишей — на них в какой-то степени висела стигма. У читательниц, которые не хотели быть «девушками Cosmo», читать Vogue или L’Officiel, не было своего медиа, которое говорило бы с ними на их языке. Поэтому они читали мужские или general interest издания, к примеру, Esquire. Тогда стало понятно, что хочется эту заостренность убрать, и в тоже время дать огромной аудитории свой голос. Wonderzine был очень новаторским, и я всегда подчеркиваю, что это заслуга всей редакции и издателей — мы могли позволить себе быть смелыми.

Бизнес-завтрак The Blueprint в Garage Screen, 2021. Фото © Артем Голяков
Бизнес-завтрак The Blueprint в Garage Screen, 2021. Фото © Артем Голяков

Чем вам хочется с поделиться со студентами и чему научить больше всего? Какими вы видите выпускников своего профиля?

Самое важное, что я вынесла из всех мест, где работала: любое медиа — это всегда командная работа. Во главе издания может стоять визионер, очень крепкий менеджер, но если он не умеет работать с командой, зажигать ее, если сами сотрудники не мотивированные и не увлеченные, из этого ничего не выйдет.

После Wonderzine я почти три года проработала в «Медузе» (признана иноагентом на территории РФ) в «золотом» составе редакции, это были профессионалы высочайшего уровня, у которых можно было учиться каждый день — работе с текстом, темами, фактчеком. Работа в новостном издании, в режиме форс-мажора научила меня быстрому реагированию и умению мыслить разнообразными форматами. Сейчас это супер важно для современного медиа — чувствовать историю и понимать, как рассказать ее читателю на разных платформах.

Мне очень важно, чтобы все навыки и знания были вписаны в реальность. Поэтому мы смотрим на все в динамике, стараемся быть созвучными сегодняшнему дню, чтобы все, чему мы учимся, можно было сразу практиковать.

В основе любой истории лежит событие, в котором есть новизна для читателя, для общества. Что-то, что в какой-то степени меняет мир. Но круче всего рассказать любую историю через человека. Недавно мне попался лонгрид о микроскопических частицах космического происхождения (материал размещен на сайте BBC, признанным иноагентом на территории РФ), которые могут оказывать влияние на технику. Это было бы невозможно читать (22 тысячи знаков на узкоспециальную тему с научной терминологией!), если бы текст не начинался как триллер про женщину, у которой в самолете начал сбоить кардиостимулятор. Это классный пример, как можно подать очень специфическую штуку широкой аудитории так, что от этого невозможно оторваться.

Очень хочется передать студентам этот драйв. Я примкнула к Школе дизайна в этом году, курирую профиль «Медиа и дизайн» на третьем курсе бакалавриата и веду «Арт-практику» на втором. Сейчас бум персональных медиа, так что со II курсом мы в первом модуле учились вести телеграм-канал, шли от традиционной новостной заметки к посту в блоге. Здесь есть свои нюансы: моментальный фидбек, работа с сообществом, tone of voice, свой визуал, свои мемы. Фишки и возможности, которые дают только соцсети. Дальше будем осваивать другие актуальные форматы — от обзоров до мультижанровых роликов для YouTube и подкастов. Будем учиться искать и чувствовать темы, разбирать, как о них говорить, в том числе визуальным языком, потому что текст и дизайн, форма и содержание не работают друг без друга. По сути сейчас это одно и то же.

Мне очень важно, чтобы все навыки и знания были вписаны в реальность. Поэтому мы смотрим на все в динамике, стараемся быть созвучными сегодняшнему дню, чтобы все, чему мы учимся, можно было сразу практиковать. Несмотря на сильных преподавателей на журфаке, все, что я умею, приобретено «в поле». Держа это в уме, я стараюсь работать со студентами иначе. Безусловно, мы говорим про историю, теорию, эволюцию и перспективы медиа, но основная работа идет руками и головой. И она идет так, чтобы ее можно было взять и завтра опубликовать.

Вы были шеф-редактором в издании The Blueprint, одном из главных онлайн-медиа о моде, красоте и современной культуре в России сегодня. Какой путь вы прошли в издании? Какие проекты, вызовы, материалы вам запомнились больше всего?

Я провела в The Blueprint три года перед тем, как прийти в Школу дизайна. Да, в его ДНК — мода, красота, искусство, но моя экспертиза, запросы времени и включенность издателей позволили нам заметно расширить тематику и повестку. Понятно, что мы не живем в вакууме и не можем говорить о моде в отрыве от политики, об искусстве в отрыве от бизнеса, о красоте в отрыве от технологий и доказательной медицины. У нас появились остросоциальные тексты, была даже позиция специального корреспондента, который долго прорабатывает сложные темы. Это то, что я могла бы назвать своим коньком — как рассказывать неочевидные или «сенситивные» истории.

Надеюсь, мы со студентами к этому тоже придем. Могу сказать, что с III курсом мы уже заступили на эту территорию, в первом модуле делали видеоэксплейнеры — очень популярный и востребованный формат, который позволяет сложные вещи подать емко, понятно и ярко. Были очень крутые темы: про фриганов, диджитал-археологов, про узбекские махалля, даже про грибы как сообщество. Каждый ролик — по 3-4 минуты, рассказать в таком хроне о целом явлении — непростая задача. Но тут медиа идут навстречу аудитории: потребление информации в последнее время сводится к чтению заголовков, у нас ресурс внимания, как у золотой рыбки. Это буквально видно на доскролле статей, на каком абзаце читатель уходит — в него поместился максимум на сегодня!

Вы — человек медиа и давно находитесь в этой среде, которая меняется буквально ежедневно. Как успевать за изменениями? Какие тренды сейчас главные — телеграм-каналы, подкасты, видеоконтент, конвергентность?

Читателя можно удержать, даже если у тебя текст на 45 тысяч знаков. Есть способы. В первую очередь это мультимедийные лонгриды с интерактивной версткой, в которые встроены фуллскрин-галереи, иллюстрации, видео, аудио и так далее. Если мы работаем с крупной формой, нужно искать лайфхаки, которые позволят читателю не соскочить. Это похоже на приемы голливудского кино — когда стоит «дать воздуха», сделать паузу или какой-то необычный ход. К тому же масштабные истории можно одновременно рассказывать на разных платформах, в разных форматах — от гигантской статьи и подкаста до карточек или серии сториз, везде сохраняя свой фирменный стиль.

Ольга Страховская, Екатерина Павелко, Рената Харькова и Тося Чайкина на паблик-токе Beat x The Blueprint. Фото © Beat Film Festival
Ольга Страховская, Екатерина Павелко, Рената Харькова и Тося Чайкина на паблик-токе Beat x The Blueprint. Фото © Beat Film Festival
Александра Лекомцева, Александр Щуренков, Анна Наумова, Сергей Гущин и Ольга Страховская Фото © Still Art Foundation
Александра Лекомцева, Александр Щуренков, Анна Наумова, Сергей Гущин и Ольга Страховская Фото © Still Art Foundation
Александр Перепелкин, Ольга Страховская, Екатерина Шуйкина, Вера Панова, Евгения Фишелева, Юлия Выдолоб Фото © Дмитрий Шумов
Александр Перепелкин, Ольга Страховская, Екатерина Шуйкина, Вера Панова, Евгения Фишелева, Юлия Выдолоб Фото © Дмитрий Шумов

Есть медиа, у которых вообще нет сайтов и даже текстов в традиционном понимании. К примеру, NowThis в середине 2010-х на диких скоростях делали видео для фейсбука — до 100 коротких новостных роликов в день. Это был момент ставки на видеоконтент: алгоритмы сети давали очень хорошую выдачу для видео. Потом алгоритмы поменяли и NowThis быстро перестроились и запустили сайт. Так что адаптироваться сейчас нужно очень быстро. Но есть множество медиа только в телеграме или ютьюбе, подкасты, шоу, интервью и дискуссии. Со студентами мы будем двигаться как раз в этих направлениях.

Поговорим про офлайн vs онлайн. Противостояние печатных медиа и диджитала еще продолжается? Как сегодня обстоят дела с печатной прессой? Даже у The Blueprint — онлайн-медиа — есть печатные газеты, Парк Горького выпускает свою газету... читатель вернулся к потребности тактильного восприятия медиа? Это следствие пандемии или в чем причина? И как быть с подорожавшей бумагой?

Я скажу грустную вещь: никакого противостояния нет, потому что печать уже умерла. Точнее, в том виде, в котором мы ее знали, ее уже нет. Она переродилась и становится аналоговым объектом. Это уже почти ручная работа, материальный объект, который в мире digital приобретает некую эксклюзивность. Только представьте себе: в мире бесконечно обновляющейся информации остается текст на бумаге, к которому нет ни одного комментария, где тебе объяснили бы, что ты идиот. Это невероятная роскошь! Такие издания не просто будут существовать, они будут появляться.

2 ноября в Школе дизайна у нас будет дискуссия с представительницами таких диаметрально противоположных подходов к медиа — командой телеграм-канала «Антиглянец», где выходит по 30-40 постов в день, и Ксенией Чилингаровой, основательницей Badlon magazine, который публикуется раз в год. Я буду модерировать этот паблик-ток, так что узнаем, насколько это все разные подходы и зачем они нужны.

Почему вы решили преподавать? Был ли до этого опыт преподавания?

Долгое время я была уверена, что преподавание — это вообще не мое. Мне даже казалось, что у меня боязнь сцены. Потом начала читать отдельные лекции, вести паблик-токи, и оказалось, что выступать — классно! Лучшее, что есть в выступлениях, — это контакт с аудиторией. Я стараюсь каждую лекцию, каждый ток превратить немного в стендап, чтобы получить фидбэк, перевести режим монолога в дискуссию. Я помню, как нас выгоняли из «Ельцин-центра» в десять вечера, потому что мы с залом не могли остановиться и просто разговаривали.

Решение преподавать — сложная для меня тема. Я искала для себя новые смыслы в жизни, которая изменилась. Мы прекрасно понимаем, что происходит с медиа, и у меня возникла потребность найти еще одну сферу, в которой я буду полезной и почувствую новую молодую энергию, которая даст какую-то надежду.

Мои ожидания пока полностью оправдываются. Мне очень импонирует проектность обучения в Школе — это лучшее, что можно было придумать! Студенты делают реальные проекты, которые можно нести во внешний мир. Безусловно, академическая и исследовательская деятельность очень важна, но полевая работа — это то, в чем я хороша и чему действительно могу научить. Работа со студентами очень похожа на работу с редакцией. В этом много совместного брейншторминга. Это не всегда командные проекты, но это постоянный общий диалог. И это большая заслуга самих студентов и других кураторов, которые дают им возможность самовыражения, это очень чувствуется. На данный момент это, наверно, самый приятный опыт от столкновения со студенческой средой.

Какое напутствие и пожелание вы можете дать абитуриентам и студентам, кто решил связать свою профессиональную деятельность с медиа, работать в издании или создавать свой проект?

Мое главное напутствие вне зависимости от того, кому оно адресовано — дизайнерам, художникам, арт-директорам или медиаменеджерам: будьте любознательными. Никогда не теряйте интерес. Самые удивительные истории кроются за поворотом. Вам нужно просто заглядывать за каждый угол. Цепляйтесь, докапывайтесь до своих героев, до деталей или до их отсутствия. Везде, где вы видите какую-то расщелину, куда вы можете сунуть свой нос — делайте это! И вы найдете то, что, возможно, никто кроме вас не заметил. Это касается всего — журналистских расследований, визуального языка, научных открытий. Как говорит мой коллега и друг, основатель The Blueprint Саша Перепелкин: «„Нет“ у вас уже есть». Не бойтесь отказа. Не говорите себе: «Это невозможно», «Скорее всего, мне никто не ответит». Идите дальше.

6 ноября в 12:00 в Центре Культур НИУ ВШЭ пройдет день открытых дверей для абитуриентов бакалавриата Школы дизайна, где можно будет узнать все подробности о поступлении на профиль «Медиа и дизайн». Для посещения — пожалуйста, зарегистируйтесь.

Читайте также

Глеб Глонти о лаборатории в рамках фестиваля «Звук вокруг».

ГМИИ имени А.С. Пушкина во второй раз провел на Камчатке фестиваль «Звук вокруг». Преподаватель Школы дизайна НИУ ВШЭ, руководитель агентства культурных инициатив и лаборатории звуковых исследований Kotä Глеб Глонти был на фестивале куратором творческой лаборатории, участники которой научились слушать городское пространство и создавать звуковые карты. Аспирантка Школы дизайна НИУ ВШЭ и ведущий специалист отдела региональных проектов ГМИИ им. А.С. Пушкина Анна Зиновьева узнала, как прошла лаборатория и где можно спокойно послушать Петропавловск-Камчатский.

«Наши студенты — это будущее российской музыки». Интервью с Евгением Вороновским

Саунд-артист и руководитель направления «Саунд-арт и саунд-дизайн» в Школе дизайна НИУ ВШЭ Евгений Вороновский — яркий пример того, какой разносторонней творческой деятельностью может заниматься один человек. По образованию академический музыкант с консерваторским образованием, Евгений в качестве саунд-артиста и композитора-электронщика имеет за плечами большое количество коллабораций с лейблами, музыкантами, медиахудожниками, кинорежиссёрами, деятелями андеграунда и поп-исполнителями. В этом интервью Евгений рассказал об уникальности направления «Саунд-арт и саунд-дизайн», в чем разница между саунд-дизайнером и композитором, и кем после выпуска становятся студенты направления «Саунд-арт и саунд-дизайн» в Школе дизайна НИУ ВШЭ.

О направлении

Медиа и дизайн

Работники современной медийной среды — профессионалы с беспрецедентным уровнем универсальности. В условиях многозадачности всё больше СМИ, рекламных и PR-агентств ищут специалистов, сочетающих редакторское мышление с дизайнерскими навыками. На направлении «Медиа и дизайн» Школа дизайна НИУ ВШЭ готовит как раз таких людей — умеющих работать на разных платформах и в разных форматах, способных доводить до совершенства как текстовый, так и изобразительный контент, владеющих графическим и моушн-дизайном, мыслящими мультимедийными форматами, создающими концептуальные продукты.

В рамках направления открыты профили бакалавриата и магистратуры.

Как поступить

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.